Определение Рязанского областного суда от 08 декабря 2010 года

Постановление Президиума Рязанского областного суда от 18 мая 2010 г. (извлечение)

Президиум Рязанского областного суда в составе председательствующего, членов президиума,

рассмотрел дело по иску З.Г.М. к Управлению Федеральной регистрационной службы по Рязанской области о возмещении материального ущерба, истребованное по надзорной жалобе представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области по доверенности Г.Л.А. на решение мирового судьи судебного участка N 22 объединенного судебного участка Советского района Рязанской области от 5 ноября 2009 года и на апелляционное определение Советского районного суда Рязанской области от 12 января 2010 года.

Заслушав члена президиума, изложившую обстоятельства дела и содержание судебных постановлений, мотивы надзорной жалобы и определения о передаче его для рассмотрения по существу в президиум Рязанского областного суда, обсудив доводы жалобы, президиум установил:

Основанием для признания недействительными свидетельств послужило то, что Управление Федеральной регистрационной службы по Рязанской области допустило ошибку при регистрации права собственности, а именно 8 мая 2007 года ошибочно зарегистрировало право собственности на гаражный бокс N 10 в автокооперативе N 1 по адресу г. Рязань, ул. К, д. 5, строение 1 за ее мужем Г.А.В., который фактически собственником этого имущества не являлся. Собственником указанного гаражного строения являлся его отец Г.В.В.

Считает, что указанные расходы она понесла по вине Управления Федеральной регистрационной службы по Рязанской области, которое обязано возместить ей причиненный вред.

Решением мирового судьи судебного участка N 22 объединенного судебного участка Советского района г. Рязани от 5 ноября 2009 года требования З.Г.М. удовлетворены частично и постановлено:

В удовлетворении остальной части исковых требований З.Г.М. отказать.

Апелляционным определением Советского районного суда г. Рязани от 12 января 2010 года решение мирового судьи оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области без удовлетворения.

В надзорной жалобе представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области по доверенности Г.Л.А. просит отменить судебные постановления по делу в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи областного суда от 4 мая 2010 года надзорная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании президиума Рязанского областного суда.

Президиум находит судебные постановления по делу подлежащими отмене.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с требованиями статей 12 , 56 ГПК РФ суд создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установлен6ия фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел; определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались

Согласно пунктам 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 г. О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права.

Обоснованным признается такое решение, которое содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов, подтвержденных исследованными судом доказательствами, отвечающими признакам относимости и допустимости.

Указанным требованиям обжалованные судебные постановления не отвечают.

Материалами дела установлено, что Г.В.В. является членом автокооператива N 1, и в его пользовании находится гаражный бокс N 10 по адресу г. Рязань, ул. К, д. 5, строение 1. В 1964 году он полностью выплатил паевые взносы и в соответствии с законом является собственником указанного гаражного строения.

17 апреля 2007 года его сын Г.А.В. обратился в Управление Федеральной регистрационной службы по Рязанской области с заявлением о регистрации права собственности на указанный выше гаражный бокс, представив справку автокооператива от 8 мая 2007 года об уплате членом кооператива Г.В.В. паевых взносов 14 июля 1964 года.

При регистрации права и внесении записей о регистрации права в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним Управлением Федеральной регистрационной службы по Рязанской области была допущена техническая описка и вместо собственника гаражного строения — Г.В.В. указан его сын — Г.А.В.

Разрешая заявленные требования мировой судья и суд апелляционной инстанции руководствовались ст. 1064 , 1068 ГК РФ, предусматривающими ответственность юридического лица за вред, причиненный его работниками при исполнении ими своих трудовых обязанностей.

Удовлетворяя требования З.Г.М. суды пришли к выводу, что в результате технической ошибки, допущенной главным специалистом-экспертом Управления, была необоснованно произведена государственная регистрация права на гаражный бокс, расположенный по адресу г. Рязань, ул. К, д. 5, строение 1, автокооператив N 1, бокс N 10 за Г.А.В. на основании его заявления, в то время как действительным собственником указанного имущества является Г.В.В.

Поскольку Г.А.В. и его наследницей З.Г.М. понесены расходы по оформлению и регистрации прав на указанное имущество, суды признали, что эти расходы понесены по вине ответчика и взыскали с Управления Федеральной регистрационной службы по Рязанской области в пользу З.Г.М. названные выше суммы.

С выводами мирового судьи и суда апелляционной инстанции согласиться нельзя, поскольку они не основаны на нормах права и установленных обстоятельствах.

В соответствии с пунктом 3 ст. 31 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997 года N 122-ФЗ, вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, возложенных на них настоящим Федеральным законом обязанностей, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме.

Возлагая на Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области обязанность по возмещению вреда З.Г.М., мировой судья и суд апелляционной инстанции не учли указанных положений Федерального закона, подлежащих применению по делу.

В установленном процессуальным законом порядке не обсудили вопрос о привлечении к участию в деле надлежащего ответчика.

Нельзя согласиться с выводом мирового судьи и суда апелляционной инстанции о том, что именно в результате допущенной Управлением регистрационной службы по Рязанской области технической ошибки при осуществлении государственной регистрации права на гаражный бокс за Г.А.В., истице были причинены убытки в виде неоправданных расходов, связанных с оформлением права собственности на спорный гаражный бокс ее мужем Г.А.В. и ею при оформлении своих наследственных прав.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Из содержания главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что общим условием деликтной ответственности является наличие состава правонарушения, включающего в себя: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинную связь между двумя первыми элементами; вину причинителя вреда; размер причиненного вреда.

Удовлетворяя требования З.Г.М., мировой судья и суд апелляционной инстанции признали, что наступление убытков у истца вызвано непосредственно действиями регистрирующего органа.

Между тем, само по себе указанное решение не может служить основанием для вывода о наличии прямой причинной связи между действиями Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области при регистрации прав за Г.А.В. и З.Г.М. и причиненными З.Г.М. убытками.

При этом, не получили надлежащей проверки и оценки доводы ответчика о неосмотрительности и недобросовестности действий лиц, подавших заявление о регистрации права собственности на не принадлежащее им имущество и наличии прямой причинной связи именно действий самой истицы с наступившими последствиями.

В материалах дела не имеется надлежащих доказательств, подтверждающих наличие совокупности условий деликтной ответственности ответчика. Указанное обстоятельство не признано судом юридически значимым и не установлено, какая из сторон, исходя из положений ст. 56 ГПК РФ, обязана представить такие доказательства.

Следовательно, при рассмотрении данного гражданского дела судами не создано необходимых условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства.

С учетом изложенного, обжалованные судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение тому же мировому судье.

При новом рассмотрении дела следует учесть изложенное в определении и разрешить спор в соответствии с требованиями материального и процессуального закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, президиум постановил:

Надзорную жалобу представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области по доверенности Г.Л.А. удовлетворить.

Решение мирового судьи судебного участка N 22 объединенного судебного участка Советского района Рязанской области от 5 ноября 2009 года и апелляционное определение Советского районного суда Рязанской области от 12 января 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение тому же мировому судье.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Определение Рязанского областного суда от 08 декабря 2010 года

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Территориального управления Федерального агентства по Управлению государственным имуществом в Рязанской области на решение Рязанского районного суда Рязанской области от 28 октября 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования К.А.И. к территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Рязанской области о признании недействительной государственной регистрации права собственности на земельный участок и внесении изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, снятии земельного участка с государственного кадастрового учета, установлении границ земельного участка, удовлетворить.

Установить границы земельного участка, принадлежащего на праве собственности К.А.И., с кадастровым номером N, площадью 1100 (одна тысяча сто) кв. м, расположенного по адресу: , следующим образом (исходя из дополнения N к заключению эксперта N от 20 июля 2010 года):

Это важно знать:  Льготы на проезд пенсионерам в общественном транспорте 2020 - какие действуют, когда вернут?

За исходную поворотную геодезическую точку принята т. с координатами .

Далее от точки вдоль существующего забора по границе между земельным участком К.А.И. и землями муниципального образования — Варсковское сельское поселение Рязанского муниципального района на юго-восток, дирекционный угол на длине 22,09 м до поворотной геодезической точки .

Далее от точки вдоль существующего забора между земельным участком К.А.И. и земельным участком правообладателя Ш.С.Н. на юго-восток, дирекционный угол на длине 19,21 м до поворотной геодезической точки .

Далее от точки вдоль существующего забора по границе между земельным участком К.А.И. и земельным участком правообладателя С.А.А. на юго-запад, дирекционный угол на длине 26,84 м до поворотной геодезической точки .

Далее от точки н 4 вдоль существующего забора по границе между земельным участком К.А.И. и землями муниципального образования — Варсковское сельское поселение Рязанского муниципального района Рязанской области на северо-запад, дирекционный угол на длине 42,23 м до поворотной геодезической точки .

Далее от точки вдоль переносимого ограждения (путем переноса существующего забора и ворот с северо-западной стороны вглубь земельного участка К.А.И.) по северо-западной границе между земельным участком К.А.И. и земельным участком с кадастровым номером N (ранее N) на северо-восток, дирекционный угол на длине 25,59 м до изначальной поворотной геодезической точки .

Взыскать с территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Рязанской области в пользу К.А.И. рублей — расходы по оплате судебной экспертизы и консультацию эксперта, рублей за оплату услуг представителя Ф.Д.С., а всего рублей.

Взыскать с территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Рязанской области в доход государства государственную пошлину в сумме рублей.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Красавцевой В.И., возражения против доводов кассационной жалобы К.А.И., судебная коллегия

В ходе рассмотрения дела истец К.А.И. в порядке ст. 39 ГПК РФ уточняя заявленные исковые требования в части описания границ принадлежащего ему на праве собственности земельного участка, просил установить границы земельного участка в соответствии с вариантом проекта границ, согласно заключения эксперта ФИО5 N от 20 июля 2010 года.

Суд удовлетворил исковые требования К.А.И., постановив указанное решение.

В кассационной жалобе ТУ РОСИМУЩЕСТВО в Рязанской области просит постановленное решение отменить, считая его незаконным и необоснованным, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены постановленного решения не имеется.

Согласно статьи 209 ГК РФ следует, что право собственности возникает только в отношении конкретного имущества, обособленного от иных вещей этого же рода. Земельный участок как объект недвижимого имущества может быть индивидуализирован путем определения его местоположения на местности, постановки на кадастровый учет и присвоения ему кадастрового номера.

Исходя из положений ч. 2 и ч. 3 ст. 261 ГК РФ право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой и водные объекты, находящиеся на нем растения.

Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью этого участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает прав других лиц.

В соответствии с ч. 7 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Судом было бесспорно установлено, что с 30 июня 1993 года истец является собственником земельного участка площадью 0,11 га с кадастровым номером N, расположенный по адресу: . Смежными землепользователями его земельного участка являются: земли Российской Федерации, администрация МО — Варсковское сельское поселение Рязанского муниципального района Рязанской области; Ш.С.Н. и С.А.А. Границы указанного земельного участка истцом в установленном законом порядке не устанавливались.

Из материалов дела усматривается, что межевание земельного участка в объеме, предусмотренном Инструкцией по межеванию земель, принятой Роскомземом 08.04.1996, истцом не произведено, в связи с тем, что граница его земельного участка пересекают границы земельного участка с кадастровым номером N, принадлежащего Российской Федерации в размере 0,02 га.

Решением N от 2 октября 2008 года территориального межрайонного отдела N 2 Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Рязанской области истцу было отказано в учете изменений объекта недвижимости.

Указанные обстоятельства подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, получившими оценку суда в порядке ст. 67 ГПК РФ, и не оспаривались сторонами по делу в судебном заседании.

Рассматривая заявленные требования, суд правильно исходил из того, что в результате установления границ, размер каждого земельного участка должен соответствовать площади, указанной в их свидетельствах о праве собственности на землю.

Материалами дела установлено, что фактическая площадь земельного участка истца превышает площадь определенную в правоустанавливающими документами на 54 кв. м.

С учетом установленных обстоятельств, для подтверждения или опровержения заявленных истцом требований возник вопрос о том, какие имеются возможные варианты установления границ земельных участков.

Для выяснения указанного вопроса необходимы специальные познания в области землеустройства, в связи с чем суд обоснованно поставил перед сторонами вопрос о назначении землеустроительной экспертизы.

Устанавливая границу земельного участка К.А.И. площадью 0,11 га, со смежными границами земельных участков, в том числе с землей, принадлежащей Российской Федерации, суд учитывал дополнительное заключение эксперта от 20.07.2010 за N, в соответствии с которым с учетом правоустанавливающих документов, норм и правил землеустройства, строений, сооружений и иных обозначений границ между участками домовладений — забора, стен сараев, домов, дорог возможен единственный вариант установления границы земельного участка истца предложенный экспертом ФИО8 Предлагаемый вариант установления границ не нарушает права и законные интересы смежников.

На основании ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основании своих требований и возражения. Бремя доказывания обоснованности предъявленных требований судом возложено было на истца.

Доказательств возможного иного способа установления границ, невозможности установления границ по варианту эксперта ФИО8, оспаривание заключения эксперта, ответчики в соответствии со ст. 56 ГПК РФ суду не представили.

Каких-либо данных о том, что согласованные границы земельного участка Российской Федерации были закреплены временными либо долговременными межевыми знаками, в материалах дела не имеется, и ответчиком в силу ст. 56 ГПК РФ таких доказательств суду не представлено.

Таким образом, представленные сторонами в подтверждение своих требований и возражений доказательства, суд оценил в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 67 ГПК РФ.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, в основном сводятся к переоценке собранных по делу доказательств, однако выводы суда обстоятельствам дела не противоречат, и у судебной коллегии по гражданским делам не имеется оснований для переоценки представленных сторонами доказательств.

При указанных выше обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

С учетом изложенного решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Рязанского районного суда Рязанской области от 28 октября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Рязанской области без удовлетворения.

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 8 декабря 2010 г. N 33-2086

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Е.Г.Р. на решение Кадомского районного суда Рязанской области от 20 октября 2010 года, которым постановлено:

Иск Е.Г.Р. к МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» удовлетворить.

Восстановить Е.Г.Р. на работе в МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» в должности учителя начальных классов с 27 августа 2010 года.

Взыскать с МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» в пользу Е.Г.Р. заработную плату за время вынужденного прогула в размере — руб. коп., а также расходы по оплате услуг представителя — адвоката К.Л.Е. в размере — рублей.

Взыскать с МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» в пользу Е.Г.Р. денежную компенсацию в возмещение морального вреда в размере рублей.

Взыскать с МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» в доход бюджета госпошлину в размере рублей.

Решение в части восстановления истицы Е.Г.Р. на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула подлежит немедленному исполнению.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Насоновой В.Н., заключение прокурора Щ.Е.И., полагавшей оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

установила:

Е.Г.Р. обратилась в суд с иском к МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда. В обоснование требований указала, что 17 августа 2009 года она была принята на работу в МОУ «Азеевская средняя школа» на должность учителя начальных классов. Приказом от 27.08.2010 уволена с работы на основании ст. 81 п. 2 ТК РФ (сокращение численности работников). Считает свое увольнение незаконным, так как имеет преимущественное право на оставление на работе, поскольку у нее на иждивении находятся трое несовершеннолетних детей, что подтверждается их свидетельствами о рождении. Она добросовестно выполняла возложенные на нее обязанности, во всяком случае, качество ее работы было не хуже, чем у других работников. Просила суд обязать ответчика восстановить ее на работе в должности учителя начальных классов, выплатить заработную плату за время вынужденного прогула за период с 27 августа по 17 сентября 2010 года (21 рабочий день) в размере — руб. коп., исходя из среднемесячной заработной платы руб. коп., взыскать с ответчика в возмещение морального вреда денежную компенсацию в сумме рублей и судебные расходы по оплате труда адвоката в размере рублей. Ответчиком ей были причинены физические и нравственные страдания, которые выразились в сильнейшем стрессе, болезни и лечении, переживаниях по поводу утраты любимой работы, привычного распорядка дня, заработка, уверенности в материальном достатке.

Ответчик иск не признал.

Суд удовлетворил исковые требования частично, постановив указанное решение.

В кассационной жалобе Е.Г.Р. просит решение суда в части взыскания в ее пользу компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя изменить, увеличив взысканные суммы в возмещение морального вреда до рублей, расходов на оплату услуг представителя до рублей. Полагает, что судом не в полной мере были учтены требования разумности и справедливости, не принят во внимание представленный ею больничный лист, не дана оценка показаниям свидетеля ФИО5

В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурора Ермишинского района Рязанской области, Управление образования и молодежной политики МО — Ермишинский муниципальный район Рязанской области, МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» просят решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Е.Г.Р. — без удовлетворения.

Это важно знать:  Архивы Регистрация - Страница 7 из 12 - О недвижке.ру

Проверив законность и обоснованность постановленного решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для его изменения либо отмены в обжалованной части не имеется.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Из материалов дела усматривается и судом установлено, что Е.Е.Р. ( ) с 17.08.2009 состояла в трудовых отношениях с МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» в должности учителя начальных классов.

Приказом начальника Управления образования и молодежной политики МО — Ермишинский муниципальный район Рязанской области от 18.06.2010 N был сокращен 1 класс-комплект с августа 2010 года, из штатного расписания школы выведена должность учителя начальных классов с августа 2010 года.

21 июня 2010 года на совещании в МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» с участием председателя профкома ФИО7 было принято решение о сокращении учителя начальных классов Е.Е.Р.

В период с 21 по 26 июня 2010 года Е.Г.Р. было направлено письменное уведомление о сокращении численности штата работников организации (должности учителя начальных классов) и наличии вакансий педагога-психолога и логопеда, от подписи которого она отказалась.

Приказом директора МОУ «Азеевская средняя общеобразовательная школа» от 27.08.2010 N Е.Е.Р. была уволена с должности учителя начальных классов на основании ст. 81 п. 2 ТК РФ (сокращение численности работников).

Разрешая спор, суд правильно руководствовался п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а также ч. 4 ст. 261 ТК РФ, согласно которой расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5-8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ).

Судом установлено, что Е.Е.Р. имеет ребенка в возрасте до 3 лет — ФИО1, года рождения.

При таких обстоятельствах судом обоснованно увольнение истицы по указанному основанию признано незаконным и принято решение о ее восстановлении на работе.

Решение суда в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула также соответствует нормам трудового законодательства.

В силу ч. 9 ст. 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в его пользу денежной компенсации морального вреда, причиненного указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

При определении размера компенсации морального вреда суд в достаточной степени учел конкретные обстоятельства дела, объем и характер причиненных истцу нравственных страданий, а также требования разумности и справедливости, оснований для увеличения взысканной суммы не имеется.

Судом установлено, что Е.Г.Р. понесла судебные расходы в виде оплаты услуг представителя адвоката К.Л.Е. в размере рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные стороной, в пользу которой состоялось решение суда, взыскиваются по ее письменному ходатайству с другой стороны в разумных пределах.

Определяя подлежащую взысканию в пользу истца сумму, суд правильно принял во внимание продолжительность и сложность дела, фактическое участие представителя истца в судебных заседаниях, объем выполненной работы и, исходя из требований разумности, ограничил взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов сумму.

Доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в соответствии с положениями ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, а поэтому не могут повлечь отмену законного и обоснованного решения.

Судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения настоящего спора, представленные доказательства получили надлежащую правовую оценку, соответствующую требованиям норм процессуального права. Выводы суда достаточно аргументированы, с правильным применением норм материального права, регулирующих возникшие отношения, нарушения норм процессуального закона не допущено, в связи с чем предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для изменения либо отмены решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кадомского районного суда Рязанской области от 20 октября 2010 года в обжалованной части оставить без изменения, а кассационную жалобу Е.Г.Р. — без удовлетворения.

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: баланс березовый по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.

В удовлетворении исковых требований о признании недействующим решения органа местного самоуправления отказано правомерно, поскольку при утверждении изменений генерального плана нарушений порядка их принятия не допущено, права и законные интересы всех заинтересованных лиц не затронуты, поскольку принятым решением были устранены имевшие место разночтения между установленным в генеральном плане и фактическим использованием земель поселения. Определение от 08 декабря 2010 года № 33-2078. Рязанская область.

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе администрации муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области на решение Кораблинского районного суда Рязанской области от 29 сентября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении заявления администрации муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области к Совету депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области о признании недействующим со дня принятия решения Совета депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области N от 3 июня 2010 года “О внесении изменений в генеральный план г. Кораблино“, — отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Споршевой *.*. , объяснения представителя Совета депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области — *.*. А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора *.*. И., полагавшей, что решение не подлежит отмене, судебная коллегия

Администрация муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области обратилась в суд с заявлением о признании недействующим со дня принятия решения Совета депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области N от 3 июня 2010 года “О внесении изменений в генеральный план г. Кораблино“.

В обоснование изложенных в заявлении требований заявитель указал, что 3 июня 2010 года решением Совета депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области N “О внесении изменений в генеральный план г. Кораблино“ были внесены изменения в генеральный план г. Кораблино в части изменения функциональных зон в отношении участков, расположенных по указанным в решении адресам.

Графическая часть изменений генплана опубликована до публичных слушаний не была.

Принятое решение “О внесении изменений в генеральный план г. Кораблино“ нарушает права граждан на благоприятные условия жизнедеятельности, а также нарушает права и законные интересы правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства на территории городского поселения.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе администрация муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области просит решение отменить, ссылаясь на несоблюдение процедуры согласования изменений в генеральный план в порядке, установленном Правительством РФ, на неопубликование проектов карт (схем) изменений генерального плана; на отсутствие пояснительной записки.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного решения.

В силу п. 26 ч. 1 ст. 16 Федерального закона “О местном самоуправлении в Российской Федерации“ и ч. 1 ст. 24 Градостроительного кодекса Российской Федерации утверждение генерального плана городского округа и внесение в него изменений относится к вопросам местного значения, решаемым представительным органом местного самоуправления

Проверяя соблюдение указанного порядка, районный суд не установил нарушений, предусмотренных указанными положениями.

Так, судом первой инстанции установлено, что проект изменений в генеральный план г. Кораблино был размещен в газете “Кораблинские вести“, а также на стенде рядом со зданием администрации района, в связи с отсутствием сайта администрации в сети Интернет, публичные слушания состоялись в назначенное время, в установленном порядке утверждено заключение по результатам публичных слушаний, которое также опубликовано в газете “Кораблинские вести“.

Суд указал, что при утверждении изменений генерального плана нарушений порядка их принятия не допущено, права и законные интересы всех заинтересованных лиц не затронуты, поскольку принятым решением были устранены имевшие место разночтения между установленным в генеральном плане и фактическим использованием земель поселения.

Суд пришел к выводу о том, что неопубликование проектов карт (схем) не является нарушением, которое может повлечь признание решения об утверждении изменений в генеральный план г. Кораблино недействующим, поскольку положения пп. 9 и 14 ст. 24 Градостроительного кодекса РФ в их взаимосвязи с другими пунктами данной статьи направлены на своевременное опубликование проекта генерального плана и утвержденного генерального плана для ознакомления с ними заинтересованных лиц в целях предоставления им возможности внесения предложений по проекту генерального плана, оспаривания генерального плана в судебном порядке, направления предложений о внесении изменений в генеральный план. Изменения, носимые в генеральный план г. Кораблино, были опубликованы вместе с их подробным описанием и адресными ориентирами, а также размещены в доступном для граждан месте — на стенде районной администрации, все заинтересованные лица имели возможность с ними ознакомиться и представить свои замечания или предложения. Таких замечаний и предложений не поступило, в том числе и от заявителя.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал подробный анализ законодательства, регулирующего поставленные в заявлении вопросы, правильно применил нормы материального и процессуального законодательства. Выводы суда, изложенные в решении, являются правильными и соответствуют установленным обстоятельствам.

Обращаясь в суд с заявлением о признании недействующим со дня принятия решения Совета депутатов муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области N “О внесении изменений в генеральный план г. Кораблино“ от 3 июня 2010 г., администрация муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области не указала, какие ее права и законные интересы были нарушены. Не было установлено нарушений прав заявителя и при рассмотрении дела. Не содержится указанных доводов и в кассационной жалобе заявителя.

Судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, а кассационная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Доводы кассационной жалобы заявителя сводятся по существу к иной оценке доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, а потому не могут служить поводом к отмене законного и обоснованного решения суда.

Доводы кассатора о нарушении п. 8 ст. 24 Градостроительного кодекса РФ о нарушении обязательного согласования и отсутствии пояснительной записки, не приводились заявителем в суде первой инстанции. Вместе с тем, указанные доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку п. 8 ст. 24 Градостроительного кодекса РФ нарушен не был, так как оснований, предусмотренных ст. 25 Градостроительного кодекса РФ, для согласования с заинтересованными органами федеральной власти, субъекта РФ, местного самоуправления муниципальных образований, имеющих общую границу с поселением, местного самоуправления муниципального района не имелось; а положения ст. 24 Градостроительного кодекса РФ не предусматривают обязательное приложение пояснительной записки при внесении изменений в генеральный план.

Это важно знать:  Начисление процентов по займу с какого дня

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Кораблинского районного суда Рязанской области от 29 сентября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу администрации муниципального образования — Кораблинское городское поселение Кораблинского муниципального района Рязанской области — без удовлетворения.

Определение Рязанского областного суда от 08 декабря 2010 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 3 марта 2010 г. N 6-Г10-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пирожкова В.Н.

судей Анишиной В.И., Еременко Т.И.

при секретаре Царевой Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе М. на решение Рязанского областного суда от 12 февраля 2010 года, которым отказано в удовлетворении заявления М. о признании незаконным и отмене решения окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы от 5 февраля 2010 года N 8/16 «Об отказе в регистрации кандидата в депутаты Рязанской областной Думы М.» и об обязании окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы зарегистрировать М. в качестве кандидата в депутаты Рязанской областной Думы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Анишиной В.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

постановлением Рязанской областной Думы от 8 декабря 2009 года N 569-IV РОД на 14 марта 2010 года назначены выборы депутатов Рязанской областной Думы пятого созыва.

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы от 5 февраля 2010 года N 8/16 М. отказано в регистрации кандидатом в депутаты Рязанской областной Думы ( л.д . 15).

М. обратился в Рязанский областной суд с заявлением о признании незаконным и отмене указанного решения окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы от 5 февраля 2010 года, просил суд обязать окружную избирательную комиссию зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты Рязанской областной Думы.

В обоснование заявленных требований М. указал, что окружная избирательная комиссия нарушила порядок принятия обжалуемого решения, а также сроки и порядок проведения проверки подписей, установленные Законом Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ. Так, после проверки 20% подписей итоговый протокол ему выдали не за два дня до вынесения решения, а за один день, следовательно, неправомерно проведена дополнительная проверка еще 15% подписей и соответственно без нее по мнению заявителя нет факта выявления 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки.

Кроме того, заявитель указал, что был письменно уведомлен окружной избирательной комиссией о рассмотрении вопроса о его регистрации на 6 февраля 2010 года, однако заседание было проведено 5 февраля 2010 года, без его извещения и участия.

Решением Рязанского областного суда от 12 февраля 2010 года в удовлетворении заявления М. отказано.

М. в кассационной жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении его заявления.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Аналогичные положения содержатся в части 17 статьи 44 Закона Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ «О выборах депутатов Рязанской областной Думы».

Пунктом 3 статьи 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» установлено, что законом должна предусматриваться процедура проверки соблюдения порядка сбора подписей избирателей, оформления подписных листов, достоверности сведений об избирателях, участниках референдума и их подписей, а также основания для признания подписей недействительными. Проверке могут подлежать все представленные подписи или их часть, но не менее 20 процентов от установленного законом необходимого для регистрации кандидата, подписей избирателей, отобранных для проверки посредством случайной выборки (жребия).

По окончании проверки подписных листов составляется итоговый протокол, в котором указывается количество заявленных подписей, количество представленных подписей и количество проверенных подписей избирателей, а также количество подписей, признанных недостоверными и (или) недействительными, с указанием оснований (причин) признания их таковыми. Копия протокола передается кандидату, не позднее чем за двое суток до заседания комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации этого кандидата (пункт 7 статьи 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ).

В соответствии со статьей 43 Закона Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ соответствующая окружная избирательная комиссия проверяет соответствие порядка выдвижения кандидата по одномандатному избирательному округу требованиям настоящего Закона. Если кандидатом, избирательным объединением представлены подписные листы с подписями избирателей, собранными в поддержку выдвижения кандидата по одномандатному избирательному округу, окружная избирательная комиссия проверяет соблюдение порядка сбора подписей избирателей, оформления подписных листов, достоверность сведений об избирателях и подписей избирателей, содержащихся в этих подписных листах (часть 2).

Проверке подлежит не менее 20 процентов от необходимого для регистрации кандидата, количества подписей в поддержку выдвижения каждого кандидата, и соответствующих им сведений об избирателях, внесших свои подписи в подписные листы. Для первоначальной проверки отбирается одинаковое количество подписей, собранных соответственно в поддержку выдвижения каждого кандидата. Подписные листы для выборочной проверки отбираются посредством случайной выборки (жребия). Процедура проведения выборки определяется соответствующей избирательной комиссией (часть 5).

При обнаружении в подписном листе заполненной строки (заполненных строк), не соответствующей (не соответствующих) настоящему Закону, не учитывается только подпись в этой строке (этих строках), за исключением случаев, предусмотренных пунктами «ж» и «л» части 10 настоящей статьи (часть 11).

Если количество недостоверных и (или) недействительных подписей избирателей, выявленных при выборочной проверке, составит 10 и более процентов от общего количества подписей, отобранных для проверки, проводится дополнительная проверка в установленном настоящей статьей порядке еще 15 процентов подписей от необходимого для регистрации количества подписей избирателей (часть 13).

По окончании проверки подписных листов по каждому кандидату составляется итоговый протокол, который представляется избирательной комиссии для принятия решения о регистрации или об отказе в регистрации кандидата (часть 16).

Основаниями отказа в регистрации кандидата является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом (подпункт «д» пункта 24 статьи 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ).

Аналогичные положения содержатся в подпункте «ж» части 11 статьи 44 Закона Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ.

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы от 15 декабря 2009 года N 1/2 создана рабочая группа для проведения проверки соблюдения порядка сбора подписей избирателей, оформления подписных листов, достоверности сведений об избирателях и подписей избирателей, содержащихся в подписных листах, а решением указанной комиссии от 25 декабря 2009 года N 2/5 утверждена процедура проведения случайной выборки подписных листов с подписями избирателей.

25 декабря 2009 года окружной избирательной комиссией избирательного округа N 8 принято решение N 2/6, которым установлено, что проверке подлежат 20% от необходимого для регистрации количества подписей в поддержку выдвижения каждого кандидата ( л.д . 50).

Как усматривается из материалов дела, М. в окружную избирательную комиссию были представлены необходимые для регистрации его кандидатом в депутаты Рязанской областной Думы пятого созыва документы, в том числе подписные листы, содержащие подписи избирателей в поддержку его самовыдвижения, в двух папках, содержащих всего 1257 подписей избирателей.

Таким образом, согласно итоговому протоколу проверки подписных листов от 4 февраля 2010 года всего для проверки отобрана 401 подпись, из которых 48 подписей оказались недействительными, что в процентом соотношении составляет 11,97% подписей ( л.д . 139).

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 8 по выборам депутатов Рязанской областной Думы от 5 февраля 2010 года N 8/16 на основании подпункта «ж» пункта 11 статьи 44 Закона Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ «О выборах депутатов Рязанской областной Думы», в связи с выявлением 10 и более процентов недействительных подписей от общего количества подписей , отобранных для проверки, М. отказано в регистрации кандидатом в депутаты Рязанской областной Думы.

Отказывая в удовлетворении заявления М., суд пришел к выводу, что результаты проверки подписей избирателей соответствуют данным, изложенным в ведомостях проверки подписных листов и итоговом протоколе рабочей группы.

Основания, по которым подписи были признаны недействительными, предусмотрены и соответствуют положениям статей 43, 44 Закона Рязанской области от 30 июля 2009 года N 85-ОЗ «О выборах депутатов Рязанской областной Думы».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает указанный вывод суда правильным и основанным на материалах дела. Кассационная жалоба доводов, опровергающих выводы суда, не содержит.

Доводы М. о том, что он не был извещен о заседании окружной избирательной комиссии 5 февраля 2010 года, проверялись судом и не нашли своего подтверждения.

При таких обстоятельствах, располагая сведениями о надлежащем извещении М. о времени и месте рассмотрения вопроса о его регистрации, комиссия правомерно рассмотрела данный вопрос в его отсутствие.

Что касается нарушения сроков передачи кандидату М. итогового протокола о результатах проверки подписных листов, то данное обстоятельство не может являться безусловным основанием для признания незаконным и отмене решения избирательной комиссии.

Таким образом, обжалуемое решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в кассационной жалобе, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Рязанского областного суда от 12 февраля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М. — без удовлетворения.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, www.sudpraktika.com, www.alppp.ru, resheniya-sudov5.ru, sudbiblioteka.ru.

»

Предыдущая
ДругоеОрганы управления ТСЖ: кто является учредителями и инициативной группой
Следующая
ДругоеОсвобождение от НДС при упрощённом режиме налогообложения
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector