+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта не предполагают взыскание компенсации при их нарушении

Резолютивная часть постановления объявлена 15 декабря 2016 года

Полный текст постановления изготовлен 22 декабря 2016 года

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Васильевой Т.В., Погадаева Н.Н.,

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью АртВИНД» — Стрижевская И.Л. (по доверенности от 20.10.2016);

от общества с ограниченной ответственностью «Меридиан» — Ильичева Е.Н. (по доверенности от 20.11.2015).

Суд по интеллектуальным правам

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 26.05.2016, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2016, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество «АртВИНД», ссылаясь на нарушение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам, неверную оценку судами доказательств и фактических обстоятельств, просит принятые по делу судебные акты отменить полностью и принять новый судебный акт.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суды не дали надлежащей правовой оценки его доводу о нарушении прав истца ответчиком, выразившимся в непривлечении ответчиком истца к осуществлению авторского надзора.

В обоснование данного довода истец сослался на пункт 7.8 договоров от 22.03.2013 N 05/13 и 06/13, согласно которому в случае разработки различных стадий создания архитектурного объекта ответчик обязуется привлекать автора архитектурного проекта на всех последующих стадиях его реализации, в том числе к авторскому надзору.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Меридиан» против ее удовлетворения возражает, считает принятые судебные акты законными и обоснованными.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель общества «»АртВИНД» поданную жалобу поддержал по изложенным в ней доводам.

Представитель общества «Меридиан» против удовлетворения кассационной жалобы возражал по мотивам, содержащимся в отзыве, приобщенном к материалам дела.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии судебных актов, а также соответствие выводов, содержащихся в решении, постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Судами установлено, а материалами дела подтверждается, что между обществом «АртВИНД» и обществом «Меридиан» заключен договор от 22.03.2013 N 05/13 на выполнение проектных работ, согласно которому ответчик поручил, истец принял на себя обязательство по выполнению проектно-сметной документации в две стадии: стадия 1 «Проектная документация», стадия 2 «Рабочая документация», по объекту «Детский сад на 240 мест по адресу г. Новороссийск, Восточный округ (п. 1.1 договора).

Также между сторонами спора заключен договор от 22.03.2013 N 06/13 на выполнение проектных работ, согласно которому ответчик поручил, истец принял на себя обязательство по выполнению проектно-сметной документации в две стадии: стадия 1 «Проектная документация», стадия 2 «Рабочая документация», по объекту «Пристройка на 80 мест к МБДОУ детский сад N 51 по адресу г. Новороссийск, ул. Советов, 8» (п. 1.1 договора).

Согласно пункту 7.8 названных договоров в случае разработки различных стадий создания архитектурного объекта по отдельным договорам «Заказчик» (общество «Меридиан») обязуется привлекать автора архитектурного проекта на всех последующих стадиях его реализации (разработка рабочей документации для строительства, авторский надзор, строительство, приемка в эксплуатацию). В случае привлечения исполнителя как автора архитектурного проекта, условия его участия в реализации проекта оговариваются отдельным договором.

Истец, ссылаясь на нарушение ответчиком его прав как автора объектов архитектуры, обратился в арбитражный суд с исковым заявлением по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что общество «АртВИНД», обращаясь в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, не привел доводов, свидетельствующих о принадлежности авторских прав обществу «АртВИНД» как юридическому лицу. Суд также указал на невозможность применения компенсационного механизма, предусмотренного за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного.

Помимо прочего, суд не усмотрел в действиях ответчика по настоящему делу нарушение прав истца, поскольку проектная документация не была передана для непосредственного использования третьим лицам для строительства, фактически была использована однократно, самим ответчиком для строительства объектов, соответствующих пункту 1.1 договоров от 22.03.2013 N 05/14 и 06/13 на выполнение проектных работ.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с выводами суда первой инстанции, оставил решение без изменения.

Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для отмены (изменения) обжалуемых решения и постановления в силу следующего.

В силу статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Как следует из пункта 1 статьи 1259 ГК РФ, объектами авторских прав являются также произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов.

Согласно пункту 28 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228, 1257 и 1259 в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.

С учетом данного разъяснения и вышеуказанных норм права в предмет доказывания по искам о защите исключительных авторских прав включается наличие определенного объекта интеллектуальной собственности, принадлежность авторских прав на этот объект истцу, а также незаконное использование объекта ответчиком.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Судами установлено, а самим заявителем кассационной жалобы подтверждается, что основанием для обращения общества «АртВИНД» в суд послужило предполагаемое нарушение прав истца ответчиком, выразившееся в непривлечении ответчиком истца к осуществлению авторского надзора.

В соответствии с правовым подходом Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2015 N 36-КГ15-2, нормы гражданского законодательства не допускают возможности применения компенсационного механизма, предусмотренного за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного. Право на авторский контроль помещено законодателем среди имущественных прав, по содержанию таковым не является, имея своей целью при реализации создать дополнительную правовую защиту от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Согласно разъяснению, данному в пункте 14 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.

Право на авторский контроль (пункт 2 статьи 1294 ГК РФ) по своему содержанию не является имущественным правом, имеет своей целью при реализации создание дополнительной правовой защиты от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно квалифицировал право авторского надзора в качестве неимущественного права и признал не подлежащими удовлетворению заявленные требования о взыскании компенсации за нарушение неимущественного права на основании статьи 1301 ГК РФ, предусматривающей гражданско-правовую ответственность за нарушение исключительных прав, являющихся имущественными.

Иное толкование заявителем кассационной жалобы норм материального права, в частности, статьи 1301 ГК РФ, не означает судебной ошибки и не является основанием для отмены (изменения) принятых по делу судебных актов.

Суды правильно приняли во внимание, что статья 1228 ГК РФ признает автором результата интеллектуальной деятельности гражданина, творческим трудом которого создан такой результат. Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы.

Таким образом, творцом произведения может быть только физическое лицо; конструкция статьи 1228 ГК РФ не допускает признания автором интеллектуальной деятельности юридическое лицо.

На основании изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о недоказанности обществом «АртВИНД» права на иск о защите неимущественного права, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

Между тем, поскольку судами установлено, а заявителем кассационной жалобы не опровергнуто, что проектная документация не была передана для непосредственного использования третьим лицам для строительства, фактически была использована однократно, самим ответчиком для строительства объектов, соответствующих п. 1.1 договоров от 22.03.2013 N 05/14 и 06/13 на выполнение проектных работ, то истцом также не было доказано и незаконное использование объекта интеллектуальной собственности ответчиком.

Это важно знать:  Код безопасности на карте Visa - что это такое

Приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции полагает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При названных обстоятельствах и, исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не усматривается.

Как следствие, кассационная жалоба общества «АртВИНД» подлежит оставлению без удовлетворения.

Безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам также не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С РАЗРЕШЕНИЕМ СПОРОВ О ЗАЩИТЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ (Часть 5)

  1. Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.

Ж. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, проектному институту о признании авторских прав, взыскании компенсации за их нарушение, компенсации морального вреда, указав, что ею был выполнен эскизный проект и разработка рабочей документации здания ветеринарной клиники. Полагала, что после окончания проектных работ в ходе реализации договора строительного подряда ей не была предоставлена возможность осуществления авторского надзора за строительством объекта.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично: признано авторское право Ж. на архитектурный проект, реализованный ответчиком в архитектурном объекте, строительство которого не завершено; в пользу Ж. взыскана компенсация за нарушение права на авторский надзор, а также компенсация морального вреда.

Апелляционным определением областного суда решение суда первой инстанции изменено, снижен размер взысканной компенсации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с определением суда апелляционной инстанции, указав следующее.

При этом суд не учел, что правоотношения между сторонами возникли в период действия Закона, когда был заключен договор подряда и создан архитектурный эскиз, имели длящийся характер и на момент обращения Ж. в суд с иском авторское право регулировалось положениями ГК РФ.

Право на авторский контроль (п. 2 ст. 1294 ГК РФ) по своему содержанию не является имущественным правом, имеет своей целью при реализации создание дополнительной правовой защиты от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Разрешая спор, суд указал, что ответчиком нарушено неимущественное право истца как автора архитектурного проекта.

При этом суд применил положения ст. 49 Закона, которые предусматривают взыскание компенсации за нарушение исключительных прав, являющихся имущественными.

Ссылка суда на то, что нормы четвертой части ГК РФ содержат аналогичные положения, которые позволяют применить компенсационный механизм, предусмотренный за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного, признана неправильной, поскольку нормы гражданского законодательства такой возможности не допускают.

Суд сослался также на положения ст. 25 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 169-ФЗ “Об архитектурной деятельности в Российской Федерации”, в соответствии с которыми лицо, право которого нарушено при осуществлении архитектурной деятельности, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Порядок возмещения убытков предусмотрен ст. 15 ГК РФ. Размер убытков подлежит доказыванию стороной, полагающей, что они были ей причинены, чего при рассмотрении дела истцом сделано не было.

Исходя из принципа диспозитивности гражданского законодательства для реализации лицом своего права необходимо его (лица) волеизъявление, в связи с чем само по себе неосуществление Ж. права на авторский контроль не свидетельствует о нарушении его ответчиками.

Суд при разрешении спора не установил, предпринимала ли Ж. попытки реализовать свое право на авторский контроль, а также причины, по которым это право реализовано не было: в связи с препятствиями в осуществлении, чинимыми ответчиками, либо в связи с бездействием самого истца.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. N 36-КГ15-2)

  1. Исключительное право на программу для ЭВМ, созданную в рамках исполнения установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, первоначально возникает у работодателя, если иное не предусмотрено договором.

Б. обратился в суд с иском к ГУП о признании автором программ для ЭВМ, взыскании компенсации за нарушение исключительного права, указав, что работал на предприятии, входящем в состав ГУП, в должности инженера автоматизированной системы управления, предприятие использовало его программы для ЭВМ и не производило оплату за их использование, чем нарушило права Б. как автора.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением городского суда, исковые требования удовлетворены частично: Б. признан автором программ для ЭВМ, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судом установлено, что Б. работал в филиале ГУП с 1989 года в качестве инженера автоматизированной системы управления, с декабря 1990 года по сентябрь 2011 года – в должности начальника отдела автоматизированной системы управления.

Согласно трудовому договору Б. был обязан выполнять требования должностной инструкции, единого тарифного квалификационного справочника, правил внутреннего трудового распорядка, коллективного договора и других нормативных актов.

Из положений инструкции следовало, что в служебные обязанности истца входило осуществление руководства по внедрению аппаратно-программных проектов по совершенствованию управления производством на основе современных средств вычислительной техники, коммуникаций и связи; участие в составлении технических заданий по созданию автоматизированной системы управления предприятием и отдельных подсистем; разработка мероприятий по повышению качества и надежности автоматизированной системы управления предприятием, расширению сферы ее применения, модернизации применяемых технических средств, а также совершенствование организации и подготовки задач управления производством.

Договоров об использовании служебного произведения, на основании которых Б. могла осуществиться оплата такого использования, сторонами не заключалось.

Таким образом, суд пришел к выводу, что в соответствии с требованиями действовавшего законодательства у Б. не имелось оснований претендовать на вознаграждение.

Кроме того, судом установлено, что разработку программ истец осуществлял для их использования на предприятии с привлечением технических ресурсов предприятия и самостоятельно внедрял разработанные программы в производственную деятельность возглавляемого им отдела, программы использовались только на предприятии и со времени увольнения истца не используются.

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительного права истца.

(Решение Тверского районного суда г. Москвы от 21 ноября 2012 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2013 г.)

  1. Автор произведения определяется на основе законодательства, действовавшего на момент создания данного произведения.

Г. обратился в суд с иском к организации, Л. о признании музыкальных произведений, выраженных в объективной форме в виде нотных записей в ряде музыкальных произведений, их составными частями и имеющими по отношению к ним самостоятельное значение; признании за ним (истцом) права на получение доходов в размере 50% от совместного использования с Л. этих музыкальных произведений как за соавтором данных произведений; обязании Л. выплачивать ему (истцу) доходы в размере 50% в случае совместного использования музыкальных произведений; обязании организации соблюдать личные неимущественные права авторов на имя при воспроизведении и распространении материальных носителей, содержащих фонограммы музыкальных произведений, мотивируя свои требования тем, что данные музыкальные произведения были созданы совместным трудом с Л. в 1988 году. Его (истца) непосредственный вклад заключался в сочинении самостоятельных мелодий, которые позже вошли в указанные музыкальные произведения. В дальнейшем те части произведений, автором которых он является, исполнялись им самостоятельно публично в виде инструментальных пьес. Он (истец) является членом Общероссийской общественной организации “Российское авторское общество” (РАО) с 1989 года и за прошедший период в РАО зарегистрировал ряд произведений, в том числе инструментальные пьесы.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования Г. удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами нижестоящих судов не согласилась по следующим основаниям.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части четвертой (ее ст. 1228, 1257 – 1259) ГК РФ, введенной в действие с 1 января 2008 г., пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований, исходя из того, что установлен факт создания отдельных музыкальных произведений Г. и того, что эти произведения являются составными частями произведений, по поводу которых возник спор, в связи с чем эти произведения суд в мотивировочной части решения признал созданными совместным творческим трудом Л. и Г., то есть в соавторстве.

При этом суд второй инстанции, соглашаясь с тем, что к спорным правоотношениям подлежит применению Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., указал, что применение судом первой инстанции норм четвертой части ГК РФ не привело к принятию судом незаконного решения, поскольку позиция законодателя по вопросу регулирования соавторства в Гражданском кодексе Российской Федерации по сравнению с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г. не изменилась.

Вместе с тем произведения, по поводу которых возник спор, созданы до 3 августа 1992 г.

С учетом разъяснений, содержащихся в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 15 “О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах”, п. 2.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 г. “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ” вопрос о том, кто является обладателем прав на произведение, должен быть разрешен в соответствии с нормами ГК РСФСР 1964 г.

Это судом учтено не было, что повлекло применение не подлежащего применению закона.

Это важно знать:  Обязательное пенсионное страхование в 2020 году - что это такое, свидетельство, в Российской Федерации, РФ, взносы

Суду с учетом положений ст. 482, 475 ГК РСФСР 1964 г. следовало установить: о каких произведениях возник спор; когда выпущены в свет или выражены в объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора, произведения, по поводу которых возник спор; аутентичность произведений, выраженных в объективной форме на представленных сторонами носителях (в частности, клавирах спорных произведений), тем, которые были выпущены в свет или выражены в объективной форме впервые; создавались ли эти произведения в соавторстве, то есть совместным творческим трудом Г. и Л.; в чем выражался творческий вклад Г. в создание этих произведений: является ли Г. соавтором или же исполнителем гитарных партий этих произведений.

Эти обстоятельства судом установлены не были.

При этом решение суда содержит взаимоисключающие выводы относительно произведений, по поводу которых возник спор, а именно: суд указывает, что эти произведения созданы в соавторстве, то есть совместным творческим трудом, при этом указывает, что они созданы с использованием других произведений, автором которых является Г., также ссылается на то, что произведения, автором которых является Г., включены в спорные произведения.

Г. изначально в исковом заявлении ссылался на то, что является исполнителем гитарных партий оспариваемых произведений, указывая при этом, что исполнителю принадлежит исключительное право на исполнение и что Л. запрещает истцу исполнять произведения. Уточнив исковые требования, Г. указывал в их обоснование, что его творческий вклад заключался в сочинении самостоятельных мелодий, которые позже вошли в спорные произведения и имеют самостоятельное значение.

Между тем, разрешая спор, суд не установил, являются ли произведения, по поводу которых возник спор, созданными с использованием других произведений, то есть производными либо составными, или же они созданы в соавторстве, а также были ли к моменту создания произведений, по поводу которых возник спор, созданы произведения, которые, как утверждал истец, вошли в оспариваемые произведения, и является ли Г. их автором.

Кроме того, суд, признав, что определенные такты в спорных произведениях имеют самостоятельное значение, не установил, имеют ли иные (оставшиеся) такты произведений самостоятельное значение. Между тем исходя из положений ст. 482 ГК РСФСР 1964 г. в том случае, если произведение состоит из частей, каждая из них должна иметь самостоятельное значение, в ином случае оснований для признания произведения состоящим из частей не имеется и такое произведение представляет собой одно неразрывное целое.

При разрешении спора судом не был проверен довод Л. о том, что произведения, по поводу которых возник спор, представляют собой одно неразрывное целое.

Судом не учтено, что согласно ГК РСФСР 1964 г. исполнение произведения тем или иным лицом авторских прав не порождало, а смежные права объектом охраны не являлись.

Ссылки суда в решении на полиграфический вкладыш к аудиодиску с записью фонограмм произведений, на котором истец указан в качестве автора (соавтора) оспариваемых музыкальных произведений как на доказательство соавторства, а также указание суда на то, что автором произведения считается лицо, указанное в качестве такового на экземпляре произведения, нельзя признать правомерными, поскольку положение ст. 1257 ГК РФ к спорным правоотношениям не применимо, так как введено в действие с 1 января 2008 г.

По данному делу суд пришел к выводу о том, что в процессе рассмотрения дела возникли вопросы, требующие специальных познаний, в связи с чем определением суда по делу была назначена комплексная судебная музыковедческая экспертиза.

Однако мотивы назначения судом по данному делу комплексной экспертизы в нарушение требований ст. 82 ГПК РФ не приведены, проведение экспертизы поручено композиторам, данных о том, что указанные эксперты могут провести комплексную экспертизу, не имеется.

По результатам исследований общий вывод об обстоятельствах экспертами сформулирован не был, по некоторым вопросам эксперты дали противоречивые ответы.

Вместе с тем, поскольку для разрешения возникших вопросов судом была назначена комплексная экспертиза, постольку в соответствии с частью второй ст. 82 ГПК РФ по результатам исследований экспертами должен был быть сформулирован общий вывод об обстоятельствах.

Однако суд, несмотря на наличие противоречивых выводов экспертов, положил данное ими заключение в основу судебного решения, что является существенным нарушением норм процессуального права.

Суждение суда о том, что Л. не представлено доказательств, исключающих принадлежность авторских прав Г., в обоснование удовлетворения иска положено быть также не могло. Поскольку Г. заявлены требования по поводу соавторства, то именно ему надлежало представить доказательства в обоснование своих требований.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2012 г. N 5-КГ12-24)

Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.

Ж. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, проектному институту о признании авторских прав, взыскании компенсации за их нарушение, компенсации морального вреда, указав, что ею был выполнен эскизный проект и разработка рабочей документации здания ветеринарной клиники. Полагала, что после окончания проектных работ в ходе реализации договора строительного подряда ей не была предоставлена возможность осуществления авторского надзора за строительством объекта.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично: признано авторское право Ж. на архитектурный проект, реализованный ответчиком в архитектурном объекте, строительство которого не завершено; в пользу Ж. взыскана компенсация за нарушение права на авторский надзор, а также компенсация морального вреда.

Апелляционным определением областного суда решение суда первой инстанции изменено, снижен размер взысканной компенсации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с определением суда апелляционной инстанции, указав следующее.

При этом суд не учел, что правоотношения между сторонами возникли в период действия Закона, когда был заключен договор подряда и создан архитектурный эскиз, имели длящийся характер и на момент обращения Ж. в суд с иском авторское право регулировалось положениями ГК РФ.

Право на авторский контроль (п. 2 ст. 1294 ГК РФ) по своему содержанию не является имущественным правом, имеет своей целью при реализации создание дополнительной правовой защиты от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Разрешая спор, суд указал, что ответчиком нарушено неимущественное право истца как автора архитектурного проекта.

При этом суд применил положения ст. 49 Закона, которые предусматривают взыскание компенсации за нарушение исключительных прав, являющихся имущественными.

Ссылка суда на то, что нормы четвертой части ГК РФ содержат аналогичные положения, которые позволяют применить компенсационный механизм, предусмотренный за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного, признана неправильной, поскольку нормы гражданского законодательства такой возможности не допускают.

Суд сослался также на положения ст. 25 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», в соответствии с которыми лицо, право которого нарушено при осуществлении архитектурной деятельности, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Порядок возмещения убытков предусмотрен ст. 15 ГК РФ. Размер убытков подлежит доказыванию стороной, полагающей, что они были ей причинены, чего при рассмотрении дела истцом сделано не было.

Исходя из принципа диспозитивности гражданского законодательства для реализации лицом своего права необходимо его (лица) волеизъявление, в связи с чем само по себе неосуществление Ж. права на авторский контроль не свидетельствует о нарушении его ответчиками.

Суд при разрешении спора не установил, предпринимала ли Ж. попытки реализовать свое право на авторский контроль, а также причины, по которым это право реализовано не было: в связи с препятствиями в осуществлении, чинимыми ответчиками, либо в связи с бездействием самого истца.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. N 36-КГ15-2)

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С РАЗРЕШЕНИЕМ СПОРОВ О ЗАЩИТЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ Утвержден 23 сентября 2015 г.

Дело NС01-1141/2016 по делу N А32-3236/2016. О взыскании компенсации за нарушение авторских прав на произведение архитектуры.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

История рассмотрения дела

Резолютивная часть постановления объявлена 15 декабря 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 декабря 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Васильевой Т.В., Погадаева Н.Н.,

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «АртВИНД» — Стрижевская И.Л. (по доверенности от 20.10.2016);

от общества с ограниченной ответственностью «Меридиан» — Ильичева Е.Н. (по доверенности от 20.11.2015).

Суд по интеллектуальным правам

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 26.05.2016, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2016, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество «АртВИНД», ссылаясь на нарушение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам, неверную оценку судами доказательств и фактических обстоятельств, просит принятые по делу судебные акты отменить полностью и принять новый судебный акт.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суды не дали надлежащей правовой оценки его доводу о нарушении прав истца ответчиком, выразившимся в непривлечении ответчиком истца к осуществлению авторского надзора.

В обоснование данного довода истец сослался на пункт 7.8 договоров от 22.03.2013 N 05/13 и 06/13, согласно которому в случае разработки различных стадий создания архитектурного объекта ответчик обязуется привлекать автора архитектурного проекта на всех последующих стадиях его реализации, в том числе к авторскому надзору.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Меридиан» против ее удовлетворения возражает, считает принятые судебные акты законными и обоснованными.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель общества «АртВИНД» поданную жалобу поддержал по изложенным в ней доводам.

Представитель общества «Меридиан» против удовлетворения кассационной жалобы возражал по мотивам, содержащимся в отзыве, приобщенном к материалам дела.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом .

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286 , 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии судебных актов, а также соответствие выводов, содержащихся в решении, постановлении , установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Это важно знать:  Предоставление земельного участка без торгов в аренду: порядок получения земли без проведения аукциона

Судами установлено, а материалами дела подтверждается, что между обществом «АртВИНД» и обществом «Меридиан» заключен договор от 22.03.2013 N 05/13 на выполнение проектных работ, согласно которому ответчик поручил, истец принял на себя обязательство по выполнению проектно-сметной документации в две стадии: стадия 1 «Проектная документация», стадия 2 «Рабочая документация», по объекту «Детский сад на 240 мест по адресу г. Новороссийск, Восточный округ (п. 1.1 договора).

Также между сторонами спора заключен договор от 22.03.2013 N 06/13 на выполнение проектных работ, согласно которому ответчик поручил, истец принял на себя обязательство по выполнению проектно-сметной документации в две стадии: стадия 1 «Проектная документация», стадия 2 «Рабочая документация», по объекту «Пристройка на 80 мест к МБДОУ детский сад N 51 по адресу г. Новороссийск, ул. Советов, 8» (п. 1.1 договора).

Согласно пункту 7.8 названных договоров в случае разработки различных стадий создания архитектурного объекта по отдельным договорам «Заказчик» (общество «Меридиан») обязуется привлекать автора архитектурного проекта на всех последующих стадиях его реализации (разработка рабочей документации для строительства, авторский надзор, строительство, приемка в эксплуатацию). В случае привлечения исполнителя как автора архитектурного проекта, условия его участия в реализации проекта оговариваются отдельным договором.

Истец, ссылаясь на нарушение ответчиком его прав как автора объектов архитектуры, обратился в арбитражный суд с исковым заявлением по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что общество «АртВИНД», обращаясь в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, не привел доводов, свидетельствующих о принадлежности авторских прав обществу «АртВИНД» как юридическому лицу. Суд также указал на невозможность применения компенсационного механизма, предусмотренного за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного.

Помимо прочего, суд не усмотрел в действиях ответчика по настоящему делу нарушение прав истца, поскольку проектная документация не была передана для непосредственного использования третьим лицам для строительства, фактически была использована однократно, самим ответчиком для строительства объектов, соответствующих пункту 1.1 договоров от 22.03.2013 N 05/14 и 06/13 на выполнение проектных работ.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с выводами суда первой инстанции, оставил решение без изменения.

Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для отмены (изменения) обжалуемых решения и постановления в силу следующего.

В силу статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом .

Как следует из пункта 1 статьи 1259 ГК РФ, объектами авторских прав являются также произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов.

Согласно пункту 28 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228 , 1257 и 1259 в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.

С учетом данного разъяснения и вышеуказанных норм права в предмет доказывания по искам о защите исключительных авторских прав включается наличие определенного объекта интеллектуальной собственности, принадлежность авторских прав на этот объект истцу, а также незаконное использование объекта ответчиком.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Судами установлено, а самим заявителем кассационной жалобы подтверждается, что основанием для обращения общества «АртВИНД» в суд послужило предполагаемое нарушение прав истца ответчиком, выразившееся в непривлечении ответчиком истца к осуществлению авторского надзора.

В соответствии с правовым подходом Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2015 N 36-КГ15-2, нормы гражданского законодательства не допускают возможности применения компенсационного механизма, предусмотренного за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного. Право на авторский контроль помещено законодателем среди имущественных прав, по содержанию таковым не является, имея своей целью при реализации создать дополнительную правовую защиту от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Согласно разъяснению, данному в пункте 14 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.

Право на авторский контроль ( пункт 2 статьи 1294 ГК РФ) по своему содержанию не является имущественным правом, имеет своей целью при реализации создание дополнительной правовой защиты от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно квалифицировал право авторского надзора в качестве неимущественного права и признал не подлежащими удовлетворению заявленные требования о взыскании компенсации за нарушение неимущественного права на основании статьи 1301 ГК РФ, предусматривающей гражданско-правовую ответственность за нарушение исключительных прав, являющихся имущественными.

Иное толкование заявителем кассационной жалобы норм материального права, в частности, статьи 1301 ГК РФ, не означает судебной ошибки и не является основанием для отмены (изменения) принятых по делу судебных актов.

Суды правильно приняли во внимание, что статья 1228 ГК РФ признает автором результата интеллектуальной деятельности гражданина, творческим трудом которого создан такой результат. Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы.

Таким образом, творцом произведения может быть только физическое лицо; конструкция статьи 1228 ГК РФ не допускает признания автором интеллектуальной деятельности юридическое лицо.

На основании изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о недоказанности обществом «АртВИНД» права на иск о защите неимущественного права, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

Между тем, поскольку судами установлено, а заявителем кассационной жалобы не опровергнуто, что проектная документация не была передана для непосредственного использования третьим лицам для строительства, фактически была использована однократно, самим ответчиком для строительства объектов, соответствующих п. 1.1 договоров от 22.03.2013 N 05/14 и 06/13 на выполнение проектных работ, то истцом также не было доказано и незаконное использование объекта интеллектуальной собственности ответчиком.

Приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции полагает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При названных обстоятельствах и, исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не усматривается.

Как следствие, кассационная жалоба общества «АртВИНД» подлежит оставлению без удовлетворения.

Безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам также не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, zakoniros.ru, insulaw.ru, advokat-malov.ru.

»

Предыдущая
ДругоеПрава квартиросъемщика - в неприватизированной квартире, обязанности, главного, ответственного
Следующая
ДругоеПрава и обязанности учащихся в школе и их педагогов. Федеральный закон об образовании
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector