+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Зачет при уступке требования

Зачет встречного требования является основанием прекращения не одного, а сразу нескольких обязательств — основного и встречных, которые взаимно погашаются. Возможность осуществления зачета связана с соблюдением трех условий. Во-первых, предъявляемое к зачету требование должно быть встречным, т. с. кредитором по нему должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет, а должником — кредитор по основному (первоначальному) требованию. Во-вторых, предъявляемое к зачету требование должно быть однородно с основным требованием. В-третьих, для осуществления зачета необходимо, чтобы по встречному требованию наступил срок исполнения либо срок по этому требованию не был указан или определен моментом востребования. Иными словами, должник может заявлять к зачету только такое требование, которое действительно и пригодно к принудительной реализации ввиду наступления срока.

В отличие от таких оснований прекращения обязательств, как отступное и новация, которые связаны с достижением согласия сторон, зачет представляет собой одностороннюю сделку. Для зачета достаточно заявления стороны, предъявляющей свое требование к зачету (ст. 410 ГК РФ). Такое заявление должно быть получено другой стороной. Если заявление о зачете встречного однородного требования поступило до наступления срока исполнения обязательства, то оно не прекращает соответствующие обязательства даже с наступлением упомянутого срока. Поэтому заявление должно быть направлено либо после наступления такого срока, либо до его наступления, но так, чтобы оно пришло после его наступления.

В соответствии со ст. 412 ГК РФ в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Такой зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Содержание

102. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице, смертью гражданина и ликвидацией юридического лица. Новация.

Совпадение должника и кредитора в одном лице. В этом случае должник по обязательству приобретает право требования в этом же обязательстве, становясь в нем кредитором в отношении самого себя. Правоотношение прекращается, поскольку вместо двух его сторон остается только одна. Такое происходит, например, при слиянии двух юридических лиц, которые ранее были кредитором и должником по обязательству, либо при наследовании, когда наследник имел обязательственные отношения с наследодателем. Обязательства, неразрывно связанные с личностью должника или кредитора — физического лица, прекращаются смертью данного лиц (ст. 48 ГК РФ). Неразрывная связь обязательства с личностью гражданина выражается в невозможности перехода прав и обязанностей из данного обязательства к другим лицам. В соответствии с гражданским законодательством смерть гражданина (объявление его умершим) влечет открытие наследства и переход имущества умершего, в том числе его имущественных прав и обязанностей, к наследникам в порядке универсального правопреемства. Однако согласно абз. 2 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается

В качестве еще одного из оснований прекращения обязательств названа ликвидация юридического лица, выступающего стороной в обязательстве (ст. 419 ГК РФ). Как известно, при ликвидации юридического лица оно прекращает свое существование без правопреемства, поэтому перехода прав и обязанностей, в том числе обязательственных, не происходит. Обязательство может быть прекращено новацией представляет собой соглашение сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. В отличие от соглашения об отступном, которое само по себе обязательство не прекращает, соглашение о новации по отношению к первоначальному обязательству выступает в качестве правопрекращающего юридического факта. По общему правилу новацией прекращается не только первоначальное обязательство, но и дополнительные по отношению к нему обязательства (ст. 414). Но стороны могут соглашением между собой предусмотреть и продолжение дополнительных обязательств.

Зачеты и уступка права требования

Финансовая газета. Региональный выпуск», N 10, 2000

В соответствии с положениями ГК РФ (ст.410) зачет является одним из способов прекращения обязательства. При проведении зачета должны быть соблюдены следующие основные условия: встречное требование должно быть однородно; срок встречного требования наступил либо не указан или определен моментом востребования.

Встречное требование может быть прекращено зачетом полностью или частично. Для зачета встречного требования не требуется согласия второй стороны по сделке, а достаточно заявления одной из сторон.

На практике встречаются следующие разновидности зачетов: односторонний; двухсторонний; многосторонний.

Первый вид зачета представляет собой закрытие задолженности предприятием по собственной инициативе в одностороннем порядке на основании права, предоставленного ему ст.410 ГК РФ. Данный вид зачета характерен для очень крупных промышленных предприятий.

Обычно, как уже указывалось, односторонний зачет проводится на основании уведомления. Сторона, проводящая зачет, как правило, указывает в нем номера счетов — фактур, требований и т.д., которые закрываются в результате проведения зачета.

Двухсторонний зачет производится по согласованию обеих сторон о закрытии встречной задолженности и оформляется актом взаимозачета, который подписывают представители сторон по сделке. В акте взаимозачета приводится перечень закрываемых встречных задолженностей с указанием первичных документов, послуживших основанием возникновения задолженности (накладная, акт и т.п.).

В процессе многостороннего зачета закрывается встречная задолженность целого ряда предприятий (трех и более). Многосторонний зачет оформляется, как правило, как и двухсторонний, актом.

Порядок бухгалтерского учета при проведении зачетов, а также особенности налогообложения такого рода операций нормативными актами Минфина России и налоговых органов не регламентированы. Поэтому мы приведем только рекомендации по этим вопросам, которые разработаны в рамках действующих нормативных документов по бухгалтерскому учету.

Порядок отражения в учете операций по проведению зачета

Рассмотрим порядок отражения в бухгалтерском учете таких операций на условном примере. Все предприятия применяют метод определения выручки для целей налогообложения «по оплате».

После уведомления предприятия «Б» о проведении зачета закрывается дебиторская и кредиторская задолженность:

Таким образом, в учете операция по проведению зачета отражается аналогично бартерной операции. Но в отличие от бартера, когда стоимостная оценка отгружаемых и получаемых товарно — материальных ценностей (работ, услуг) одинакова, при зачете в большинстве случаев их оценка не совпадает. При этом у бухгалтеров многих предприятий возникает несколько вопросов:

  1. Обязаны ли предприятия при наличии встречных однородных требований, по которым сроки уплаты наступили либо не указаны или определены моментом востребования, проводить зачет?
  2. Если предприятия обязаны проводить зачет, то в течение какого срока?
  3. В какой срок у предприятия «А» возникают обязательства перед бюджетом в случае определения для целей налогообложения выручки «по оплате»?

Рассмотрим ситуацию, часто встречающуюся на многих предприятиях, особенно крупных.

В январе 1999 г. в адрес предприятия «Б» была отгружена готовая продукция предприятием «А». Эти предприятия заключили договор поставки. В договоре предусмотрено, что покупатель оплачивает товар по договору в течение 5 дней после его отгрузки и вручения ему документов на товар. Все условия договора по поставке товара соблюдены. Претензий по качеству товара у покупателя нет, однако деньги в срок продавцу не перечислены. Со стороны предприятия «А» меры для истребования просроченной дебиторской задолженности не принимались (направление претензии, подача искового заявления в суд и т.д.).

В марте 1999 г. предприятие «А» заключило договор на ремонт здания с предприятием «Б». В договоре согласован срок оплаты в течение 3 дней после окончания работ и подписания акта приемки выполненных работ. В конце марта 1999 г. ремонт полностью выполнен и сторонами подписан акт приемки работ. В срок работы предприятием «А» не оплачены.

В конце года на предприятии «А» проведена инвентаризация перед составлением годового баланса. В ходе инвентаризации выявлена встречная задолженность предприятия «Б». В декабре 1999 г. предприятие «А» направило уведомление предприятию «Б» о проведении зачета, и в этом же месяце закрыта как кредиторская, так и дебиторская задолженность и начислены налоги в бюджет.

В соответствии с положениями ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах этого периода.

Таким образом, обязательства сторонами по оплате полученных товаров (работ) нарушены, а меры для восстановления нарушенных прав предприятиями не приняты. Исходя из этого налоговый орган может истолковать ситуацию как изначально не предусматривающую денежной оплаты полученных (отгруженных) товаров. В таком случае для целей налогообложения моментом оплаты будет являться поставка товара либо выполнение работы.

У предприятия «А» обязательства по уплате налога на добавленную стоимость, налога на прибыль и других налогов возникают в момент принятия работ по акту от предприятия «Б», а не в момент проведения зачета.

Согласно ГК РФ (гл.26 «Прекращение обязательств») в отличие от таких оснований прекращения обязательств, как отступное и новация, где необходимо соглашение сторон, для зачета достаточно заявления одной стороны. Поэтому можно сделать вывод о том, что в случае наличия у предприятия встречной задолженности; непогашения денежными средствами в срок, предусмотренный договором, кредиторской задолженности; непринятия мер к дебитору с целью погашения задолженности денежными средствами после наступления срока платежа, установленного договором, зачет должен быть проведен сразу же после получения от дебитора товаров (работ, услуг) или отгрузки кредитору продукции (работ, услуг) и наступления срока погашения задолженности.

Пример 2. Предприятие «А» отгрузило 10 января предприятию «Б» товары. 15 февраля предприятием «Б» были выполнены работы для предприятия «А» на сумму, равную стоимости ранее полученных товаров. В договоре купли — продажи товаров и договоре на выполнение работ предусмотрена оплата продавцу в течение 3 дней после получения товаров (принятия работ). В этом случае у обоих предприятий 18 февраля возникают обязательства перед бюджетом по налогам. Одновременно предприятия имеют право на зачет НДС.

Это важно знать:  Продлить осаго на месяц

Пример 3. Предприятие «А» отгрузило в адрес предприятия «Б» товары. Предприятие «Б» выполнило работы для предприятия «С». Предприятие «С» оказало услуги производственного назначения предприятию «А».

В результате в регистрах бухгалтерского учета предприятия «А» числится дебиторская задолженность предприятия «Б» и кредиторская — предприятия «С». В регистрах предприятия «Б» имеется дебиторская задолженность предприятия «С» и кредиторская — предприятия «А». У предприятия «С» задолженность перед предприятием «Б» и его должник — предприятие «А».

После составления акта взаимозачета предприятия пришли к соглашению о проведении зачета, по которому предприятие «Б» погашает задолженность перед предприятием «А», предприятие «С» — перед предприятием «Б», а предприятие «А» — перед предприятием «С».

В учете предприятия «А» будет отражено проведение зачета:

Д-т сч. 60, К-т сч. 62.

Данные задолженности могли возникнуть в разные отчетные периоды. Кроме того, необходимо проведение специальных мероприятий, чтобы выявить цепочку встречной задолженности. Обычно расшивкой таких неплатежей путем проведения взаимозачетов занимаются специализированные организации. Самостоятельно предприятие практически не имеет возможности проводить многосторонний зачет.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при проведении многостороннего зачета у предприятий возникают обязательства перед бюджетом в том отчетном периоде, в котором подписан акт взаимозачета, а не когда возникла встречная задолженность. В том же отчетном периоде, когда подписан акт взаимозачета и закрыта задолженность, предприятия имеют право на возмещение НДС из бюджета по полученным материальным ценностям (работам, услугам).

Уступка права требования (цессия)

Право требования, принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, за исключением случаев, когда получение такого согласия предусмотрено законом или договором сторон.

Обычно при уступке права требования должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. В противном случае новый кредитор рискует не получить долг, если до предъявления своих требований должнику последний исполнит свои обязательства перед первоначальным кредитором. В соответствии с положениями ГК РФ исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

ГК РФ накладывает ограничения на переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Так, не допускается, в частности, уступка требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Как правило, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Должнику новым кредитором представляются доказательства перехода требования к этому лицу. Обычно в качестве доказательства предъявляются следующие документы: уведомление от первоначального кредитора должнику об уступке право требования; подлинники первичных документов, подтверждающих задолженность, по которым передано право требования новому кредитору (накладные, акт выполненных работ и т.п.).

Какие оправдательные документы первоначальный кредитор должен передать новому кредитору для истребования долга с должника: подлинники или копии? На этот вопрос можно ответить следующее. В соответствии со ст.386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. В связи с этим у нового кредитора могут возникнуть судебные разбирательства с должником.

Кроме того, должник может потребовать у нового кредитора предъявления подлинников документов, чтобы убедиться в правомочности его требований. Поэтому целесообразно передать новому кредитору по описи, являющейся приложением к договору уступки права требования, подлинники документов. В делах первоначального кредитора должны храниться копии этих документов.

Основными документами, в которых изложена позиция Минфина России и налоговых органов по налогообложению операций, связанных с договором цессии, являются:

Письмо Госналогинспекции по г. Москве от 20.03.1998 N 30-08/6981 «О налогообложении».

Порядок отражения в регистрах бухгалтерского учета операций по уступке права требования в официальных нормативных документах Минфина России не разъяснен.

При заключении договора уступки права требования дебиторская задолженность должника, числящаяся в бухгалтерском учете первоначального кредитора, погашается новым кредитором. Для нового кредитора данная операция является финансовым вложением.

В соответствии с разъяснениями Минфина России и налоговых органов в случае определения предприятием выручки от реализации товаров (работ, услуг) по оплате числящаяся по балансу первоначального кредитора дебиторская задолженность по отгруженным товарам, выполненным работам, оказанным услугам подлежит налогообложению в момент вступления в силу договора цессии.

Обложение налогом на добавленную стоимость сделок по приобретению (уступке) права требования зависит от конкретного содержания хозяйственной операции между уступающими и приобретающими это требование. Если в основе договора цессии лежат операции, освобожденные от налога на добавленную стоимость в соответствии с действующим налоговым законодательством, то денежные средства, получаемые в пределах суммы, причитающейся по первоначальному договору, указанным налогом не облагаются; в случае превышения дохода по договору цессии над доходом, предусмотренным первоначальным договором, указанная разница облагается налогом на добавленную стоимость в установленном порядке.

Если в основе договора цессии лежат расчеты по оплате товаров (работ, услуг), не освобожденных от НДС, то облагаемым налогом оборотом у сторон договора является вся полученная ими выручка.

В Письме Госналогинспекции по г. Москве от 20.03.1998 N 30-08/6981 также разъясняется, что приобретенное предприятием право требования следует рассматривать как финансовое вложение, которое не облагается налогом на содержание жилищного фонда и объектов социально — культурной сферы и налогом на пользователей автомобильных дорог.

Отражение операций уступки права требования в бухгалтерском учете

Все предприятия применяют для целей налогообложения метод определения выручки «по оплате».

Отражение в учете предприятия «А»

  1. Заключен договор уступки права требования и переданы документы:

б) договор цессии заключен на сумму 9600 руб.

Без уменьшения налогооблагаемой прибыли.

  1. Начислен НДС в бюджет :

В том случае, если в основе договора цессии лежат расчеты по оплате товаров (работ, услуг), не освобожденных от НДС.

  1. Получены от предприятия «С» по договору уступки права требования:

а) денежные средства на расчетный счет

б) материалы (работы, услуги)

В этот же период предприятие «А» имеет право предъявить к возмещению из бюджета сумму налога на добавленную стоимость по поступившим от предприятия «С» материалам (работам, услугам).

Отражение в учете предприятия «С»

  1. Заключен договор уступки права требования и получены документы:

б) договор цессии заключен на сумму 9600 руб.

а) с расчетного счета предприятию «А»

б) отгружена готовая продукция предприятию «А»

В этот же период у предприятия «С» возникают обязательства по начислению налогов в бюджет в части реализации готовой продукции.

  1. Предъявлены предприятию «Б» документы по договору уступки права требования для оплаты:
  1. Списаны фактические затраты по приобретению права требования:

б) ранее было приобретено право требования за 9600 руб.

Одновременно начислен НДС с разницы между номиналом и фактическими затратами на приобретение права требования:

Определен финансовый результат от данной операции:

  1. Погашена предприятием «Б» задолженность по предъявленным документам по договору цессии:

а) путем перечисления на расчетный счет

б) путем отгрузки товаров

В этот же период предприятие «С» имеет право предъявить к возмещению из бюджета сумму налога на добавленную стоимость по поступившим от предприятия «Б» материалам (работам, услугам).

Кроме того, у предприятия «С» возникают обязательства по начислению налога на добавленную стоимость в части полученного дохода в виде разницы между номиналом и фактическими затратами на приобретение права требования и налога на прибыль с дохода за минусом НДС.

В нашем примере предприятие «Б» и предприятие «С» пришли к соглашению, что кредиторская задолженность будет погашена в сумме 8400 руб. В этом случае у предприятия «С» возникают обязательства по уплате:

налога на добавленную стоимость с разницы между ценой покупки права требования (6000 руб.) и суммой выручки, полученной в результате погашения этого требования (8400 руб.);

Для предприятия «Б» разница между стоимостью полученных от предприятия «А» материальных ценностей и суммой денежных средств, уплаченных предприятию «С» по договору уступки права требования, является внереализационным доходом и подлежит обложению налогом на прибыль. В учете предприятия «Б» эта операция будет отражена следующим образом:

  1. Получено уведомление об уступке права требования
  1. Перечислено с расчетного счета предприятию «С» в счет погашения кредиторской задолженности
  1. Принят к возмещению налог на добавленную стоимость в части полученных и оплаченных материальных ценностей
  1. Внереализационный доход от данной операции

одновременно списана сумма неоплаченного налога на добавленную стоимость

Проблемы правоприменения: зачет после уступки требования

Андрей Ларин рекомендует:

Зачет требований к первоначальному кредитору после уступки долга

В данной статье уделим внимание распространенному в настоящее время в судебной практике толкованию условий удовлетворения встречного иска, не исключающего риска того, что должник потеряет возможность осуществить зачет требований к первоначальному кредитору против требований цессионария.

В соответствии с нормами гражданского законодательства, при уступке должник имеет право зачесть против притязаний нового кредитора свое ответное заявление к исходному кредитору, соблюдая ряд условий.

Данный зачет допустим, в случае, если оно возникло на основании существовавшего на момент получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения или он не указан или определен моментом востребования.

Однако понятное толкование данного вопроса в законодательстве, на практике порождает возникновение большого числа вопросов.

Встречный иск и зачет

В соответствии с информационным письмом ВАС РФ, после предъявления иска к гражданину, который имеет право заявить о зачете, он может воспользоваться своим правом на зачет только посредством встречного иска.

То есть, поступление дела в суд, влечет утрату должником возможности прекращения обязательства посредством одностороннего внесудебного заявления о зачете.

АПК РФ устанавливает, что ответчик до вынесения арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым завершается рассмотрение дела по существу, имеет возможность предъявить истцу свой иск для рассмотрения его параллельно с изначальным.

Иными словами, если истец — цессионарий, то и встречный иск должен быть предъявлен к цессионарию. Но в практике судов данный подход нередко вызывает вопросы.

Например, встречное заявление должника к первоначальному кредитору может быть не связано с обязательством, по которому произведена уступка прав. Данное обстоятельство допустимо, в соответствии с информационным письмом ВАС РФ.

Это важно знать:  Проверка загранпаспорта на действительность: в каком случае документ старого и нового образца гражданина РФ считается просроченным и как узнать по номеру и серии?

Таким образом, должник имеет право зачесть против требования нового кредитора свое встречное притязание к первоначальному кредитору, вытекающее из любого другого обязательства.

Юристы ЮБ «Аргументъ» отмечают, что по факту законодатель возложил на нового кредитора риск возникновения обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать. Однако практика показывает, что несмотря на то, что цессионарий, который предъявил иск к должнику может даже не знать о существующей задолженности цедента перед должником и не иметь никаких доказательств по этому вопросу, он будет привлечен в качестве ответчика по встречному иску должника, направленному к зачету.

Уступка после предъявления встречного иска в процессе судебного разбирательства

По- другому складывается дело, если должник предъявил свой иск первоначальному кредитору до уступки.

Судебная практика дает пояснения по этому поводу следующим образом.

Если ответчик не предъявил противоположный иск к цеденту, то вне зависимости от того, состоялась уступка до возбуждения уголовного дела или после, он должен предъявить встречные претензии к цессионарию.

Если же он уже успел предъявить иск к цеденту, то и ответчик по –прежнему — цедент. Таким образом, в последней ситуации есть возможность одновременного рассмотрения первоначального и встречного исков с разным субъектным составом, который завершится взаимозачетом.

Юристы юридического бюро резюмируют, что данные решения подтверждают, что, вне зависимости от момента происхождения цессии — до возникновения спора в суде или во ходе, должник сохраняет свое законное право на зачет. Иными словами, он не будет ущемлен в своих правах, вне зависимости от того, к кому будет предъявлен встречный иск.

Однако очень распространена ситуация, когда суд рассматривает ответный иск должника не к цеденту, а к цессионарию. В данной ситуации не совсем ясно, как цессионарию защититься от предъявленного иска. Попробуем разобраться в этом вопросе, определив, должно ли взыскание, предъявляемое к зачету, быть бесспорным.

О бесспорности зачитываемого требования

Основной вопрос – должно ли зачитываемое требование иметь бесспорный характер, зачет производится вне рамок судебного спора между должником и кредитором?

Нормы гражданского законодательства не устанавливают подобного обязательства. ГК РФ регламентирует, что зачитываемое обязательство должно быть встречным, однородным, а его срок наступил, не указан или определен моментом востребования. Других условий для проведения зачета законодательством не предусмотрено.

Однако судебная практика зачастую идет иным путем в вопросе бесспорности зачитываемых притязаний.

Например, Постановление ФАС Северо-Западного округа указывает:

«В соответствии со статьей 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Из вышеприведенной нормы следует, что претензии, направленные к зачету, должны носить бесспорный характер».

Подобные выводы часто наблюдаются и в постановлениях ФАС иных округов, они основаны на том, что для зачета достаточно волеизъявления только одной из сторон. Соответственно, если такая сторона предъявляет к зачету требование, которое не носит бесспорного характера, то нарушается принцип равенства участников гражданского оборота.

Но судебная практика богата и противоположными точками зрения.

Постановление Президиума ВАС РФ от 2012 делает разъяснение, что бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не установлены гражданским кодексом как условия зачета. Поэтому, наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не является препятствием для подачи заявления о зачете при условии, что по обязательству, на прекращение которого направлено зачитываемое требование, на момент заявления о зачете не возбуждено производство в суде.

Напомним, что при возбуждении производства в суде нужно обращаться со встречным иском.

Таким образом, однозначного подхода к толкованию данного вопроса нет, но большее число склоняется все-таки к тому, что к зачету принимаются исключительно бесспорные требования.

В заключении сотрудники юридического бюро «Аргументъ» отмечают следующее.

Сложившаяся судебная практика показывает, что при уступке требования должник, имеющий желание реализовать зачет своих встречных требований против требований первоначального кредитора, обязан предъявлять встречный иск к истцу по первоначальному иску.

Если истец — цессионарий, то он и останется ответчиком по противоположному иску. Но важно помнить, что, если должник подал встречное требование до того, как первоначальный кредитор уступил свое право требования, ответчик по встречному иску — уже цедент. А суд будет рассматривать иски с разным субъектным составом.

Практика судов склоняется к тому, что несмотря на то что ответчиком по встречному иску выступает цессионарий, долги цедента к нему не переходят. А право должника на зачет против требований цессионария его претензий к первоначальному кредитору – бесспорно. Однако само понятие бесспорного требования в судебной практике не раскрыто, что является некоторым противоречием.

Юристы отмечают, что данный вопрос достаточно сложен и несет в себе возможность возникновения риска ввиду того, что должник не сможет реализовать право на осуществление зачета своих требований к первоначальному кредитору против требований цессионария. Перед тем, как принять какое-либо решение, проконсультируйтесь с профессионалом, который объяснить все тонкости возникшей проблемы и предложит максимально адекватные и приемлемые варианты ее решения.

Статья 412. Зачет при уступке требования

В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Комментарий к статье 412 Гражданского Кодекса РФ

1. В комментируемой статье применительно к зачету реализовано общее правило ст. 386 ГК о праве должника выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Это правило направлено на защиту интересов должника, имущественное положение которого не должно ухудшаться вследствие уступки требования, на совершение которой по общему правилу согласия должника не требуется (п. 2 ст. 382 ГК).

В силу ч. 1 комментируемой статьи зачет допускается вопреки требованиям ст. 410 ГК о встречности зачитываемых требований, т.к. против требования нового кредитора должник может зачесть свое требование не к нему, а к первоначальному кредитору.

2. Положения комментируемой статьи не затрагивают отношений между первоначальным и новым кредитором. Однако очевидно, что зачет при уступке требования может нарушать имущественные интересы как первого, так и второго. При этом новый кредитор, обязанный согласиться с зачетом требования со стороны должника, может в результате получить исполнение меньшее, чем он мог бы рассчитывать, приобретая право требования у первоначального кредитора. В описанной ситуации на стороне первоначального кредитора может возникнуть неосновательное обогащение, поскольку его обязательство перед должником прекратится, по существу, без его участия, в результате исполнения третьим лицом (новым кредитором). Действуя добросовестно и разумно, первоначальный кредитор при уступке требования новому кредитору должен уведомить последнего о наличии у него с должником не только кредитных, но и долговых отношений. Результатом этого может стать как уменьшение стоимости уступаемого требования, так и перевод на нового кредитора долга по соответствующему обязательству. Однако указанные отношения не урегулированы комментируемой статьей, и должник имеет право на зачет независимо от того, учитывалось ли при уступке требования наличие у первоначального кредитора долгового обязательства перед должником или нет.

3. Положения ч. 2 комментируемой статьи о зачете лишь тех требований, которые возникли по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок исполнения по которым наступил до его получения, направлены прежде всего на защиту добросовестного должника, который до получения названного уведомления не знает о состоявшейся уступке и сохраняет возможность зачесть свои требования, обратившись к первоначальному кредитору. С другой стороны, указанные положения также позволяют не допустить злоупотребления должником своим правом, т.к. лишают его возможности предъявить против требования нового кредитора те свои требования к первоначальному кредитору, которые возникли позднее.

Кроме того, положения ч. 2 комментируемой статьи обеспечивают защиту интересов нового кредитора, который, оценивая стоимость получаемого в результате уступки требования (в т.ч. и с учетом возможности последующего ее уменьшения в результате зачета), имеет возможность учитывать лишь те отношения между должником и первоначальным кредитором, которые существовали к моменту уступки требования.

4. Заложенный в комментируемой статье механизм зачета при уступке требования получил развитие в правилах о зачете денежных требований должника против требований финансового агента, основанных на договоре финансирования под уступку денежного требования (ст. 832 ГК).

Другой комментарий к статье 412 ГК РФ

Положение комментируемой статьи является частным примером более общего правила ст. 386 ГК, устанавливающего право должника выдвигать против нового кредитора все те требования, которые он имел в отношении первоначального кредитора.

Зачет при уступке: очевидное и неоднозначное

В настоящем комментарии рассматриваются два дела Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия), в которых возник вопрос о допустимости и условиях зачета при уступке.

Суд первой инстанции исходил из того, что к моменту получения АО «Северсталь» уведомления о переходе к ООО «Вектор» требования оплаты результата работ по договору № СР3095 должник имел встречное требование к первоначальному кредитору (обществу «Евросити») по оплате неустойки по другому договору подряда и воспользовался правом произвести зачет, но уже в отношении требования нового кредитора (цессионария). Поэтому в силу ст. 412 ГК РФ зачет был признан судом правомерным, однако из-за корректировки судом зачитываемой суммы неустойки иск был удовлетворен частично.

Апелляционный и окружной суды не согласились с подобным подходом, указав, что положения ст. 382, 386, 412 ГК РФ применены судом первой инстанции без учета разъяснений, данных в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120. Поскольку между сторонами договора цессии не совершалась сделка по переводу долга на цессионария (ООО «Вектор»), общество «Евросити» (цедент) продолжает быть обязанным по договору подряда № СР2361. ООО «Вектор» не является участником этого договора, не обязано выполнять работу за общество «Евросити» и уплачивать за него неустойку. Констатировав в связи с этим отсутствие оснований для зачета требований, апелляция и кассация отменили решение суда первой инстанции и взыскали с АО «Северсталь» всю задолженность.

Позиция Верховного Суда, на наш взгляд, верна и заслуживает поддержки. В силу положений ст. 410 ГК РФ по заявлению должника обязательство может быть прекращено полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования.

Это важно знать:  Юридический интернет блог «Мой Закон»

В качестве исключения из общего правила встречности зачитываемых требований ст. 412 ГК РФ предоставляет должнику право зачесть против требования нового кредитора (цессионария) свое требование к прежнему кредитору (цеденту). При этом требование должника, которое предъявляется к зачету, конечно, не является встречным по отношению к новому кредитору. Однако, устанавливая подобное изъятие, закон руководствуется общим принципом цессионного права — недопустимостью ухудшения положения должника в результате уступки. По мнению ВС РФ, этот принцип является логическим продолжением идей равенства участников гражданских отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Поскольку должник имел право на зачет до совершения уступки и получения уведомления о последней, уступка, совершаемая без его согласия, не должна лишать его такого права[1].

В соответствии с предписаниями абз. 2 ст. 412 ГК РФ должник вправе зачесть против цессионария те требования в отношении цедента, которые были способны к исполнению к моменту получения должником уведомления об уступке. Это означает, во-первых, что требования должника должны возникнуть по основаниям, существовавшим до этого. При этом законодатель не ограничивает возможные основания таких требований, допуская предъявление к зачету не только требований, вытекающих из того же договора, что и требование кредитора, но и других договорных и внедоговорных требований. Тем самым закон, по сути, возлагает на цессионария (нового кредитора) риск возникновения обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать. Вполне возможна ситуация, когда новому кредитору может быть неизвестно о наличии у должника права на прекращение обязательства в целом или его части зачетом. Однако в этом нет ничего экстраординарного. В природе всякого производного приобретения прав (правопреемства), в том числе приобретения требований путем цессии, заложено их обременение недостатками, о которых приобретатель может и не догадываться. Сама же проблема такого риска достаточно адекватно решается за счет возложения на отчуждателя ответственности (в рамках ст. 390 ГК РФ)[2] за прекращение переданного требования вследствие осуществления должником права на зачет. А потому новый кредитор, приобретший такое требование, может компенсировать свои потери за счет контрагента (цедента).

Во-вторых, способными для зачета являются только те существующие требования, срок исполнения которых наступил до момента получения уведомления либо не указан или определен моментом востребования. Поскольку в рассматриваемом деле к моменту получения АО «Северсталь» уведомления об уступке обязанность общества «Евросити» выплатить неустойку по договору № СР2361 существовала, должник правомерно противопоставил требованию ООО «Вектор» (нового кредитора) заявление о зачете его требования, имевшегося к обществу «Евросити» (прежнему кредитору). Таким образом, все условия, необходимые для проведения зачета, должником (АО «Северсталь») были соблюдены.

Ссылка же апелляционного и окружного судов на разъяснения, изложенные в информационном письме Президиума ВАС № 120, крайне сомнительна. Приведенный в п. 6 этого письма казус не имеет ничего общего с обстоятельствами рассматриваемого дела, что верно подчеркнула Коллегия.

Комментируемое определение содержит и еще один крайне важный для оборота вывод. В рамках рассматриваемого дела Верховный Суд прямо допустил принципиальную возможность зачета притязания на уплату неустойки против требования о выплате основного долга. Такая позиция ранее уже высказывалась высшими судебными инстанциями. Так, Президиум ВАС РФ в постановлениях от 19.06.2012 № 1394/12 и от 10.07.2012 № 2241/12 уже указывал на ошибочность суждения о невозможности зачета встречных требований о взыскании долга и неустойки и на отсутствие запрета такого зачета в действующем российском законодательстве. Отрадно, что этот подход разделяет и Верховный Суд. Хочется надеяться, что комментируемое определение окончательно расставило все точки над i в данном вопросе, и спекуляции относительно неоднородности подобных требований, а равно о необходимости дополнительной предпосылки для зачета — бесспорности, будут прекращены.

Между ООО «Южная торговая компания» (поставщик) и обществом «Тандер» (покупатель) в январе 2012 г. был заключен договор, по условиям которого поставщик обязался по заказу производить и поставлять продукцию, а покупатель обязался принимать и оплачивать ее на условиях, определенных договором. При достижении определенного объема закупок договором предусматривалась уплата покупателю премии, которую последний мог «самостоятельно удерживать из суммы, подлежащей уплате за поставленный товар».

В дальнейшем поставщик заключил с Металлинвестбанком (банк, фактор) генеральный договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования (факторинг), по условиям которого поставщик уступал фактору денежные требования к своим дебиторам. Согласно условиям договора факторинга в течение срока его действия любое денежное требование к любому из дебиторов поставщика переходило к фактору в момент подписания последним заявки поставщика на предоставление финансирования, предусмотренного договором. Одним из дебиторов поставщика являлось общество «Тандер», которое в апреле 2012 г. было уведомлено поставщиком и банком о необходимости оплачивать все поставки по договору и о том, что надлежащим кредитором по уступленным денежным требованиям является банк, а «сумма, уплачиваемая по уступленным денежным требованиям, не может быть уменьшена на сумму встречных требований к поставщику». В мае 2013 г. согласно соответствующим заявкам поставщик уступил фактору право требования к обществу «Тандер» по 15 товарным накладным за май 2013 г. на сумму 2,66 млн руб. и получил от фактора финансирование.

Обратившись с соответствующим требованием к покупателю, банк получил от последнего лишь 36 тыс. руб. В удовлетворении иска банка о взыскании оставшейся суммы задолженности Арбитражным судом Краснодарского края было отказано. Эту позицию поддержали апелляционный и окружной суды. При этом они сослались на то, что предусмотренное договором поставки «удержание» покупателем суммы премии является не зачетом, а иным способом прекращения обязательств, возможность установления которого вытекает из принципа свободы договора и предписаний ст. 407 ГК РФ. В обоснование такого подхода суды апеллировали также к практике Президиума ВАС РФ (постановлениям от 10.07.2012 № 2241/12 и от 07.02.2012 № 12990/11).

Это определение вызывает множество вопросов, вследствие чего дать его однозначную оценку крайне тяжело.

Во-первых, в основе подхода Верховного Суда лежит безапелляционное суждение о природе предусмотренного договором поставки «удержания суммы премии из причитающейся оплаты» как зачета. К сожалению, не имея доступа ко всем материалам дела, мы лишены возможности однозначно оценить эти договорные условия. Отметим лишь, что никаких аргументов, опровергающих возможность квалификации этих положений договора как механизма определения цены товара либо как особого способа прекращения обязательства (на чем настаивали нижестоящие суды), Коллегия не привела.

Во-вторых, Верховный Суд не оценил правовую природу договора поставки и выдаваемых на его основании заявок покупателя, а также договора факторинга и заявок на получение финансирования. Вместе с тем, если признать, что договор поставки и договор факторинга являются лишь рамочными (а такая квалификация принципиально возможна), возникают вопросы о допустимости уведомления должника (в апреле 2012 г.) до возникновения требования (в мае 2013 г.?) и/или до совершения уступки (в мае 2013 г.?) и значении такого уведомления. Эти вопросы требуют детального анализа и способны поколебать вывод об отсутствии у покупателя права на зачет.

В-третьих, Коллегия проигнорировала и необходимость телеологического толкования предписаний ст. 832 ГК РФ. Вопрос о характере этих правил и их соотношении с общими положениями о зачете при уступке (ст. 412 ГК РФ) достаточно сложен и неоднозначен. И если ограничение зачетоспособных требований должника при факторинге только требованиями, основанными на договоре, из которого возникает уступленное право, еще можно объяснить[3], то буквальное восприятие словосочетания «которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление» (ст. 832 ГК РФ) в противовес возникшим «по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления» (ст. 412 ГК РФ) совершенно неоправданно, нарушает интересы должника и не имеет аналогов ни на уровне национального, ни на уровне международного регулирования.

В-четвертых, абсолютно неверным представляется вывод Коллегии о недопустимости зачета запретом, содержащимся в уведомлении об уступке. Одностороннее волеизъявление фактора или цедента, а равно заключенный между ними договор не способны определять правовое положение должника, а тем более лишить последнего права на зачет.

Комментарий также опубликован в Вестнике экономического правосудия, № 11 за 2015 год.

[1] Эта идея является настолько очевидной и общепризнанной, что отражена практически во всех национальных правопорядках (напр., § 406 Германского гражданского уложения, art. 169 Швейцарского обязательственного закона, art. 6:130 Гражданского кодекса Нидерландов), а также в наднациональных унификациях (ст. 9.1.3 (2) Принципов УНИДРУА, ст. 11:307 (2) Принципов Европейского договорного права, ст. III.-5:116 (3) Модельного регламента европейского частного права).

[2] «Недействительность требования», за которую по правилам ст. 390 ГК РФ цедент отвечает перед цессионарием, включает в себя и случаи, когда уступленное требование может быть уничтожено осуществлением права должника на зачет (см.: Вошатко А.В. Договор уступки требования: дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2009; Новоселова Л.А. Комментарий к Обзору практики рассмотрения споров, связанных с уступкой требования // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1. С. 4–37). Такое основание ответственности цедента специально подчеркивается в большинстве международных унификаций (например, ст. 9.1.15 (е) Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 11:204 (а) Принципов Европейского договорного права, ст. III.- 5:112 (d) Модельного регламента европейского частного права).

[3] См., напр.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая / под ред. А.П. Сергеева. М., 2010 (автор комментария — А.А. Павлов). Иное мнение см.: Вошатко А.В. Зачет при уступке требования // Очерки по торговому праву. Вып. 13. Ярославль, 2006. С. 63–64.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, wiseeconomist.ru, pravo-rus.com, gkrf24.ru, zakon.ru.

»

Предыдущая
ДругоеЗатопили соседей снизу – что делать
Следующая
ДругоеЗащита в суде, судебная защита права собственности в суде
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector