+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Экстрадиция. Правовые особенности и условия выполнения — Статьи и очерки по уголовному праву

Главная > Реферат >Государство и право

Следовательно, граждане Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, в соответствии с ч.1 ст. 12 УК РФ подлежат уголовной ответственности по российскому законодательству. Вместе с тем, ст. 6 Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года, которая была ратифицирована ФЗ от 25.10.99 № 190-ФЗ, закрепляет лишь право государства отказать в выдаче своих граждан. Таким образом, Российская Федерация по вопросу покровительства в отношении своих граждан пошла дальше норм международного права.

Выдаче подлежат лишь иностранные граждане и лица без гражданства. В соответствии с ч.2 ст. 13 УК РФ, «иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации». 1

В целом правовыми основаниями для экстрадиции являются:

1. Многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами преступлений. Так, согласно ст. 7 Конвенции о преду­преждении преступления геноцида «в отношении выдачи ви­новных, геноцид и другие перечисленные в статье 3 деяния не рассматриваются как политические преступления. В та­ких случаях договаривающиеся стороны обязуются осу­ществлять выдачу в соответствии со своим законодательст­вом и действующими договорами».

2. Многосторонние конвенции об оказании правовой помощи по уголовным делам. Примером может служить Кон­венция о правовой помощи и правовых отношениях по граж­данским, семейным и уголовным делам от 22 ян­варя 1993 г., подписаная в Минске государствами — членами Содружества Независимых Государств. Ст. 56 Конвенции устанавливает, что Договаривающиеся Стороны обязуются в соответствии с условиями, предусмотренными настоящей Конвенцией, по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение».

3. Двусторонние договоры о правовой помощи по уголов­ным делам либо о выдаче преступников. В послевоенные годы СССР заключил такие договоры со всеми бывшими социа­листическими государствами и с некоторыми капиталисти­ческими государствами. После распада СССР Российская Федерация стала его правопреемником в международных отношениях, в том числе и по данным договорам. После 1992 г. Российская Федерация заключила договоры о право­вой помощи со всеми государствами, образовавшимися на территории бывшего СССР, и с некоторыми государствами так называемого дальнего зарубежья. Примером может слу­жить Договор с Китайской Народной Республикой о право­вой помощи по гражданским и уголовным делам от 19 июня 1992 г. Все они содержат нормы о выдаче преступников.

В современном мире общепризано, что выдача преступника — лишь право государства, а не его обязанность. В связи с этим возникает масса трудностей при попытке экстрадировать даже своего гражданина на родину для уголовного преследования или отбывания наказания. Часто во взаимодействии государств по данному вопросу негласным, но решающим фактором оказываются политические отношения, а это негативно сказывается на практике борьбы с преступностью не только в отдельно взятой стране, но и в мире в целом.

Намного легче вопрос решается при наличии двусторонних договоров между государствами, где право выдачи как раз и превращается в обязанность. Такие договоры об оказании правовой помощи, включающие вопросы экстрадиции преступников, имеются у Российской Федерации с Азербайджаном, Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Грузией, Индией, Ираком, Ираном, Йеменом, Канадой, Кипром, Китаем, КНДР, Кубой, Киргизией, Латвией, Литвой, Молдавией, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом, Эстонией, Югославией и рядом других государств.

Как правило, в договорах устанавливается, что выдача для привлечения к уголовной ответственности прозводится за такие деяния, которые являются наказуемыми по законам РФ и запрашивающего о выдаче лица государства и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

Выдача для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, которые в соответствии с законодательством России и запрашивающего о выдаче государства являются наказуемыми и за совершение которых лицо, выдача которого требуется, было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев (одного года) или к более тяжкому наказанию.

Данные положения требуют несколько более детального рассмотрения, ввиду того, что как справедливо отмечают В.К. Звирбуль и В.П. Шупилов «Выдача лица запрашивающему государству предполагает в качестве важнейшего условия определение того, что следует понимать под экстрадиционным, т.е. влекущим выдачу, преступлением». 1

Необходимо иметь в виду, что определение преступности деяния — это вопрос внутренней компетенции каждого государства. В свою очередь различный подход к оценке деяния влечет за собой различия в мерах правового реагирования, режиме отбывания назначенного наказания и т.д. Нельзя не учитывать и существенной разницы в правовой терминологии. Порой одно и то же деяние в уголовных кодексах вовлеченных в процесс экстрадиции государств охватывается различными терминами, что при практическом решении вопроса о выдаче лица создает существенные проблемы. Поэтому применительно к экстрадиции международная практика развивается по пути выработки согласованных принципов и правил выдачи.

Важнейшим из них является правило (принцип) «двойного вменения» (он именуется также правилом «тождественности», «двойной преступности», «двойной криминальности»), согласно которому лицо выдается в тех случаях, когда совершенное им деяние признается преступным по законодательству как запрашивающего государства, так и государства, которое должно принять решение относительно выдачи. Указанное положение является общепризнанным в доктрине международного права, а также в договорно-правовой и судебной практике. Говоря о значении рассматриваемого правила, Ю.Г. Васильев отмечает, что относительно запрашивающего государства «…принцип двойной подсудности содействует поддержанию общего духа социального правосознания в обществе через уверенность в том, что оно не связано обязательством выдать лицо, которое по его внутригосударственным стандартам законности не является виновным в совершении актов, заслуживающих наказания. Таким образом, принцип двойной подсудности обеспечивает соблюдение справедливости в аспекте должного поведения как по линии права, так и по линии моральных категорий» 1 .

В большинстве международных договоров РФ оговорены условия, при которых российская сторона отказывает в выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации. В частности, если:

а) на момент полчения трбования уголовное преследование согласно российскому законодательству не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по другому законному основанию;

б) в отношении лица, выдача которого требуется, в Российской Федерации за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившие в законную силу;

в) преступление в соответствии с законодательством запрашивающего о выдаче государства или российским законодательством преследуется в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего).

Не допусается так же выдача другим государствам иностранных граждан и лиц без гражданства, преследуемых за политические убеждения, которым Российская Федерация предоставляет политическое убежище в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Данное положение основывается ч. 2 ст. 63 Конституции РФ, согласно которой «В Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения» 1 .

Как сказано в Положении «О порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища», Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства с учетом государственных интересов Российской Федерации лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не противоречат демократическим принципам, признанным мировым сообществом, нормам международного права. При этом принимается во внимание, что преследование направлено непосредственно против лица, обратившегося с ходатайством о предоставлении политического убежища. Предоставление Российской Федерацией политического убежища производится указом Президента Российской Федерации и распространяется и на членов семьи лица, получившего политическое убежище, при условии их согласия с ходатайством.

В Положении так же предусмотрены случаи, при которых политическое убежище Российской Федерацией не предоставляется.

-лицо преследуется за действия (бездействие), признаваемые в Российской Федерации преступлением, или виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам Организации Объединенных Наций;

-лицо привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении него имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда на территории Российской Федерации;

-лицо прибыло из третьей страны, где ему не грозило преследование;

-лицо прибыло из страны с развитыми и устоявшимися демократическими институтами в области защиты прав человека;

-лицо прибыло из страны, с которой Российская Федерация имеет соглашение о безвизовом пересечении границ, без ущерба для права данного лица на убежище;

-лицо представило заведомо ложные сведения;

-лицо имеет гражданство третьей страны, где оно не преследуется.

Лицо, которому Российской Федерацией предоставлено политическое убежище, утрачивает право на предоставленное политическое убежище в случаях:

-возврата в страну своей гражданской принадлежности или страну своего обычного местожительства;

-выезда на жительство в третью страну;

-добровольного отказа от политического убежища на территории Российской Федерации;

-приобретения гражданства Российской Федерации или гражданства другой страны.

Лицо может быть лишено предоставленного ему Российской Федерацией политического убежища по соображениям государственной безопасности, а также если это лицо занимается деятельностью, противоречащей целям и принципам Организации Объединенных Наций, либо если оно совершило преступление и в отношении него имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда. Лишение политического убежища производится указом Президента Российской Федерации.

В международном сообществе действует так же ряд общепринятых принципов, используемых в сфере экстрадиции. Прежде всего, к ним относится: последовательное соблюдение прав человека в соглашениях об экстрадиции, соответствие их пактам о правах человека, инкорпорирование во внутреннее законодательство основных прав человека, предусмотренных в международных конвенциях и соглашениях об экстрадиции. Учитывая в целом отрицательное отношение к смертной казни, многие страны, в том числе и Россия, сторожно относятся к экстрадиции в случаях возможности применения этой меры наказания (в законодательных актах некоторых государств прямо указано на недопустимость экстрадиции, если после передачи преступника к нему будет применена смертная казнь). Строго соблюдаются в соглашениях об экстрадиции и практике ее применения так называемые минимальные правила обращения с заключенными, рекомендованные ООН. Исключается экстрадиция в страны, где применяются пытки или допускается жестокое обращение с осужденными. Кроме того, исключается экстрадиция в страны, где существует дискриминация по расовым, религиозным или иным основаниям. И поощрается выдача в страны, где руководствуются принципами гуманизма, в том числе в отношении лиц, совершивших преступления.

Часть 1. Процессуальные аспекты выдачи.

Содержание

Условия экстрадиции Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Гончаренко Анна Ивановна

Статья посвящена анализу, систематизации и раскрытию требований, предъявляемых к выдаче лица , совершившего преступление, имеющих своей целью обеспечение правомерности осуществляемой экстрадиции и определение степени ее обязательности.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Гончаренко Анна Ивановна,

Conditions of extradition

The article is devoted to the analysis, classification and disclosure requirements for the extradition of persons who committed a crime, and aimed at ensuring the legality of the extradition and determine the degree of her commitment.

Это важно знать:  Статья 23.21 КоАП РФ. Органы, осуществляющие государственный земельный надзор

Текст научной работы на тему «Условия экстрадиции»

Гончаренко Анна Ивановна

Статья посвящена анализу, систематизации и раскрытию требований, предъявляемых к выдаче лица, совершившего преступление, имеющих своей целью обеспечение правомерности осуществляемой экстрадиции и определение степени ее обязательности.

Ключевые слова: экстрадиция, выдача лиц, совершивших преступление (преступников), условия выдачи, отказ в экстрадиции.

Conditions of extradition

The article is devoted to the analysis, classification and disclosure requirements for the extradition of persons who committed a crime, and aimed at ensuring the legality of the extradition and determine the degree of her commitment.

Key words: extradition, extradition of persons committed a crime (criminals), conditions of extradition, refusal of extradition.

Помимо оснований, непосредственное влияние на выдачу лиц, совершивших преступление, оказывают условия экстрадиции, представляющие собой совокупность определенных требований, предъявляемых международным и внутринациональным законодательством к каждому конкретному факту выдачи лица, совершившего преступление, и имеющих своей целью обеспечение правомерности осуществляемой экстрадиции и определение степени ее обязательности.

Вместе с тем, надлежит учитывать, что названная концепция находится в стадии становления, и ветвь первенства в области ее разработки отводится отечественной правовой доктрине. Сама категория «условия экстрадиции» вводится в оборот отечественными учеными. Они же предпринимают первые попытки по формулированию перечней таких условий (например, А.И. Бойцов, Е.В. Карасева, И.Я. Козаченко, В.П. Коняхин, А.В. Марченко, Ю.В. Минкова, Р.В. Нигматулин, А.К. Строганова и некоторые другие). Примечательно и то, что Российская Федерация была причастна к первому практическому опыту нормативного закрепления указанного положения в Договоре между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Бразилия о выдаче 2002 г. Статья 3 с одноименным названием, содержащая четыре пункта, лишь подтверждает правильность наметившейся тенденции по становлению концепции условий экстрадиции. Некоторые отличия в формулировке при изложении

отдельных пунктов не изменяют сути составляющих ее элементов. Более того, почти в полном объеме (а также дополняются и другими) они дублируются в ст. 6 этого же Соглашения, посвященной основаниям отказа в выдаче, что говорит о несостоятельности параллельного закрепления условий и оснований для отказа в экстрадиции.

Тем не менее, вышесказанное вовсе не означает, что до сих пор экстрадиция не была обусловлена соблюдением ряда требований. Первые обстоятельства (условия) были сформулированы уже на момент выделения экстрадиции в самостоятельный институт права. Они не потеряли своей актуальности и по сей день.

К началу XX в. отечественной юридической мысли уже было известно довольно много положений, обусловливающих экстрадицию. Исторически сложилось так, что названные требования, рассредоточенные в многочисленных статьях, составляющих правовую основу выдачи лиц, совершивших преступление, получают законодательное закрепление и серьезную теоретическую разработку в одних источниках в качестве принципов, в других как правила экстрадиции, а в-третьих и вовсе как основания отказа в выдаче. Но ведь это не тождественные понятия. Принципы, как известно, отражают основополагающие идеи, начала, выражающие сущность и социальное назначение института выдачи лиц, совершивших преступление. Правила воспроизводят положения, отражающие определенные за-

кономерности осуществления экстрадиции. Основания отказа, напротив, представляют собой те обстоятельства, в связи с которыми выдача преступника становится невозможной. Тем не менее, все вышеназванные категории объединяет способность оказывать влияние на реализацию выдачи лиц, совершивших преступление, на степень ее обязательности. Соблюдение или несоблюдение содержащихся в них положений в каждом конкретном случае имеет непосредственное значение для экстрадиции, т.к. делает ее дальнейшее развитие возможным или невозможным и для запрашиваемой стороны, поскольку «выдача осуществляется в соответствии с правом государства, к которому просьба о выдаче обращена» [1, с. 241]. Подобное утверждение позволяет заключить, что все три вышеназванные категории фактически говорят об одном и том же, а именно об «условиях экстрадиции».

Первое условие является общепризнанным мировой практикой, но не поддерживается отдельными зарубежными странами, преимущественно относящимися к англо-американской правовой семье. Суть его заключается в наложении запрета на экстрадицию в случае, когда истребуемое лицо на момент поступления требования, согласно законодательству запрашиваемого государства, признается его гражданином.

Бесспорным препятствием на пути экстрадиции зачастую становится правовая неприкосновенность отдельных лиц, делающая их недосягаемыми для юрисдикции запрашиваемой стороны. Речь идет о достаточно широком круге лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом (Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.), об иммунитете консульских должностных лиц и консульских служащих (ст. 43 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.), иммунитете высших должностных лиц международных организаций, членов их семей, иных должностных лиц при исполнении служебных обязанностей, а также членов специальных миссий (Конвенция о специальных миссиях от 8 декабря 1969 г.). Над данной категорией лиц сохраняется юрисдикция аккредитующего государства, а потому вопрос о привлечении к ответственности либо выдаче может быть поднят лишь по возвращении в страну гражданства или после снятия (отзыва) иммунитета.

Вместе с тем, особый статус имеют главы государств, обладающие наиболее полным иммунитетом (Конвенция о специальных миссиях 1969 г. и Конвенция о предотвращении и

наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г., ст. 91 Конституции РФ, Федеральный закон 2001 г. «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи»).

Следующее условие экстрадиции, пожалуй, самое известное и имеющее в своей основе многовековую историю, традиционно формулируется следующим образом: совершенное деяние не является политическим, а также не носит политического характера. Тем не менее, в последнее время подобная формулировка вызывает в правовой науке все большие нарекания. Во-первых, это связывается с отсутствием легального понятия категорий «политическое преступление» и «преступление, связанное с политическим характером» как в отечественном, так и в международном законодательстве, а также принципиальной невозможностью их определения на доктри-нальном уровне (сегодня при определении политического преступления практика исходит из закрепления негативных признаков такового). Во-вторых, условие, призванное оберегать выдаваемое лицо от политического произвола, на практике может привести к обратному результату, оставляя безнаказанными опаснейших преступников. В-третьих, такая формулировка создает риск осуществления незаконной экстрадиции по запросу о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением, но имеющим под собой политическую мотивацию.

Таким образом, приведенное условие в действующей редакции не обеспечивает его основное назначение, состоящее в том, чтобы не допустить уголовного преследования лица в связи с его политическими убеждениями. Как следствие, в научной литературе появляются предложения вовсе отказаться от практики невыдачи за политические преступления. Однако сам по себе отказ проблему не решит. Названные выше недостатки может устранить новая формулировка условия, согласно которой запрашиваемому лицу не предоставлено на территории Российской Федерации право политического убежища.

Кроме того, территориальное убежище может быть предоставлено лицам, преследуемым по таким дискриминационным признакам, как пол, гражданство, вероисповедание, раса, принадлежность к определенной социальной группе и т.д. Речь идет о лицах, получивших статус беженца, определяемого на основании и в соответствии с Федеральным

законом от 19 февраля 1993 г. (в редакции от 2 июля 2013 г.) «О беженцах». Поэтому при формулировании данного условия целесообразней указать только на факт предоставления убежища, причем без акцента на политический характер такого решения. Кроме того, предлагаемая формулировка, объединив в себе два известных условия экстрадиции, позволяет устранить излишнюю дробность при их изложении.

Правомерность экстрадиции также обусловлена тем, что выдача лица, совершившего преступление, не влечет за собой повторное осуждение или наказание запрашиваемого лица за одно и то же экстрадиционное преступление. Названное условие вытекает из международного принципа non bis in idem, означающего, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ). Несколько конкретнее он представлен в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (п. 7 ст. 14), где говорится, что никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан. Поэтому, если в отношении лица, указанного в экстра-диционном требовании, в запрашиваемом или запрашивающем государстве по поводу тех же действий: а) вынесены обвинительный или оправдательный приговор либо б) постановление о прекращении производства по возбужденному уголовному делу, вступившие в законную силу, — выдача исключается.

Данный перечень следует расширить за счет таких форм освобождения от уголовной ответственности, как амнистия (Дополнительный протокол 1978 г.), помилование (п. «b» ч. 2 ст. 6 Договора между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Бразилией 2002 г.), деятельное раскаяние [2, с. 544].

Следующее по порядку условие экстрадиции (запрашиваемое лицо не было и не будет подвергнуто в соответствующем иностранном государстве пыткам или бесчеловечному либо унижающему достоинство обращению или наказанию) принято в обеспечение прав и законных интересов выдаваемых лиц. Правовую основу этого условия составляет Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. Это довольно специфическое условие, с одной стороны, призванное свести к минимуму риск нарушения прав экстрадируемого лица в за-

прашивающем государстве, с другой — сама экстрадиция не должна представлять собой «соучастие в нарушении прав человека» [3, с. 448]. Под смысл рассматриваемого условия подпадает положение о том, что за данный вид преступлений не предусмотрено наказание в виде смертной казни, а если и предусмотрено, то последнее не будет применено.

Особого внимания требует условие, согласно которому экстрадиция возможна, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за экстрадиционное преступление либо сроки давности обвинительного приговора суда (ст. 10 Европейской конвенции, п. «б» ч. 1 ст. 57 Минской конвенции, п. 4 ч. 1 ст. 464 УПК РФ). Это наиболее часто встречающееся в российской практике основание для отказа в выдаче.

Причем для положительного решения о выдаче необходимо соблюдение указанного условия согласно законодательству обеих сторон экстрадиционных отношений. Следовательно, истечение срока давности хотя бы в одной из них делает экстрадицию невозможной. Тем не менее, не следует забывать, что в международной практике в отношении ряда международных преступлений срок давности не применяется. Это касается, например, военных преступлений, преступлений против мира и безопасности человечества, а с 2014 г. — преступлений террористического характера (Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г.; ч. 5 ст. 78 и ч. 4 ст. 83 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ) и т.д.).

Что касается всех остальных оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания, известных российскому уголовному праву, то они не нашли отражения в экстрадици-онном законодательстве не случайно. Их применение осложняется в отечественной практике, во-первых, тем, что «степень жесткости освобождения при таких видах носит факультативный характер» [4, с. 434]. Во-вторых, применение некоторых из них «осложнено установлением и оценкой многочисленных специфических признаков, характеризующих и совершенное деяние, и особенности посткриминального поведения освобождаемого от ответственности лица» [4, с. 435]. В-третьих, они главным образом приводят к досрочному и не всегда оправданному прекращению охранительных уголовно-правовых отношений, при этом не затрагивая (не умаляя) его юридического основания.

Приведенные условия экстрадиции содержат безусловные требования, которые должны выдвигаться Российской Федерацией к каждому без исключения конкретному случаю экстрадиции. Несоблюдение хотя бы одного из них влечет безусловный отказ в экстрадиции. Необходимо также оставить за государствами право изменения предложенного перечня условий экстрадиции в международном договоре.

Кроме названных условий экстрадиции, следует выделять такие требования, которые предоставляют запрашиваемому государству альтернативу, рассматривающую в равной степени возможность как выдачи, так и отказа в

ней. В первую очередь речь идет о возможном столкновении интересов запрашиваемого и запрашивающего государств; выдача запрашиваемого лица может повлечь для него серьезное осложнение по причине его преклонного возраста или состояния здоровья. Как видно, в этот список вошли условия, не исключающие юридического основания привлечения к уголовной ответственности. Отказ в экстрадиции по данным причинам является не окончательным решением, за ним стоит обязанность запрашиваемого государства по привлечению к уголовной ответственности соответствующего лица согласно собственному уголовному законодательству.

Это важно знать:  Статья 1212 ГК РФ. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя

1. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.

2. Бойцов А.И. Выдача преступников. СПб., 2004.

3. Броунли Я. Международное право. Книга первая. М., 1977.

4. Мальцев В. В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004.

1. Lukashuk I.I., Naumov A.V. International criminal law. Moscow, 1999.

2. Boytsov A.I. Extradition. St. Petersburg, 2004.

3. Brownlie Ya. International law. The first book. Moscow, 1977.

4. Maltsev V. V. Principles of criminal law and their implementation in law enforcement. St. Petersburg, 2004.

ИЗДАНИЯ КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ

В монографии раскрываются социально-юридические предпосылки уголовно-правовой борьбы с общественно опасным деянием, предусмотренным ст. 326 УК РФ, содержится компаративный анализ зарубежного уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства. Дается уголовно-правовая характеристика объективных и субъективных признаков состава подделки или уничтожения идентификационного номера транспортного средства, рассматриваются особенности квалификации этого преступления. Предлагаются перспективные пути совершенствования российского уголовного законодательства об ответственности за данное преступление.

Для научных работников, преподавателей, докторантов, аспирантов, адъюнктов, студентов, курсантов и слушателей образовательных организаций, практических работников правоохранительных органов и широкого круга читателей, интересующихся вопросами борьбы с преступностью.

Экстрадиция в уголовном судопроизводстве: актуальные проблемы правового регулирования и правоприменения Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Богаткина Р. Ш.

В статье проанализированы основные источники правового регулирования института экстрадиции на современном этапе. Особое внимание автор уделил анализу соответствия внутригосударственных правовых актов международным обязательствам в рамках предмета исследования. В результате автор приходит к выводу о наличии законодательных пробелов института экстрадиции в уголовном судопроизводстве.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Богаткина Р.Ш.,

Текст научной работы на тему «Экстрадиция в уголовном судопроизводстве: актуальные проблемы правового регулирования и правоприменения»

Казанского юридического института МВД России

ЭКСТРАДИЦИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

В статье проанализированы основные источники правового регулирования института экстрадиции на современном этапе. Особое внимание автор уделил анализу соответствия внутригосударственных правовых актов международным обязательствам в рамках предмета исследования. В результате автор приходит к выводу о наличии законодательных пробелов института экстрадиции в уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: экстрадиция, правовое регулирование, запрос о выдаче лица, уголовно-процессуальное сотрудничество государств, правовая помощь в уголовном судопроизводстве.

В последние годы в Российской Федерации наметилась устойчивая тенденция к увеличению запросов о выдаче лиц, совершивших преступления, что, в свою очередь, вызвало необходимость совершенствования правового регулирования порядка и условий экстрадиции.

Так, например, Испанией выданы директор клуба «Хромая лошадь», в котором из-за нарушения правил пожарной безопасности произошел пожар, унесший жизни более сотни человек, а также обвиняемый в совершении в составе банды убийств 27 лиц и покушении на убийство 7 лиц. Кипр передал гражданина США, который похитил из бюджета Московской области денежные средства на сумму более 1 млрд рублей. Марокко выдало обвиняемого в хищении мошенническим путем имущества более 4 тыс. потерпевших, Украина — активных участников преступной группировки, обвиняемых в убийстве 12 человек, в том числе малолетних детей, в станице Кущевской Краснодарского края. Беларусь выдала обвиняемых в участии в банде и совершаемых ею разбойных нападениях, убийствах, а также преступлениях террористической направленности. Швецией выдан обвиняемый в хищении бюджетных средств, выделенных в рамках реализации жилищной программы, Германией — обвиняемый в убийстве

главы муниципального образования «Хасавюртовский район» Республики Дагестан.

Расширяется и география сотрудничества в сфере выдачи. Все чаще преступники пытаются скрыться от правосудия в государствах, с которыми у России нет договоров о выдаче. [1] Однако в 2012 году успешно решались вопросы передачи в Россию лиц с некоторыми из таких стран (Чили, Гана, Камбоджа). [2]

В целом, выдача для осуществления уголовного преследования или исполнения приговора представляет собой совокупность уголовно-процессуальных действий и решений компетентных органов запрашиваемого государства в связи с рассмотрением, разрешением и фактическим исполнением просьбы запрашивающего государства о принудительном возвращении на его территорию лица, подозреваемого, обвиняемого либо осужденного за совершение преступления, для осуществления в отношении указанного лица уголовного преследования и (или) исполнение приговора. [3]

К источникам, регулирующим экстрадицию, следует отнести: 1) международные конвенции и договоры РФ, предусматривающие возможность выдачи лиц, совершивших преступления, в соответствии с порядком и на условиях, определенных договаривающимися сторонами; 2) наци-

ональное законодательство РФ, в одностороннем порядке определяющее общие правила экстрадиций, и полномочное учреждение или должностное лицо, которые решают связанные с выдачей вопросы.

Нельзя не упомянуть о том, что, наряду с указанными нормативными правовыми документами, на практике применяется правила международной вежливости, согласно которым удовлетворение запроса о выдаче является актом добровольного решения одного государства по отношению к другому, в том числе в расчете на взаимное оказание такого рода правовой помощи. [4]

Негативная сторона подобной практики заключается, как правило, в длительных сроках исполнения запросов об оказании правовой помощи. Вместе с тем запросы, направляемые на основе принципа взаимности, являются одной из составляющих нормативно-правовой основы оказания правовой помощи по уголовным делам.

В настоящее время сложность оказания правовой помощи по уголовным делам на основе принципа взаимности заключается в том, что в ст. 453 УПК РФ [5] не раскрывается его содержания.

В ч. 2 ст. 453 УПК РФ лишь указывается на то, что принцип взаимности подтверждается письменным обязательством Верховного Суда РФ, Министерства иностранных дел РФ, Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, Генеральной прокуратуры РФ оказать от имени Российской Федерации правовую помощь иностранному государству в производстве отдельных процессуальных действий.

Хотя в мире и сложилась практика исполнения запросов о правовой помощи по уголовным делам на началах международной вежливости и при отсутствии соответствующего международного договора, все же только международный договор обеспечивает обязательность их исполнения, предписывая выполнение необходимых процессуальных действий при соблюдении установленных в этом договоре правил.

Следует отметить, что выдача лица запрашиваемым государством — суверенное право этого государства, а не его обязанность. В научной литературе по данному вопросу существуют различные точки зрения, в том числе и противоположные. [6]

В Российской Федерации неоднократно обсуждался вопрос о необходимости принятия на федеральном уровне закона об экстрадиции, более того, был подготовлен соответствующий законопроект, но он не получил своего дальнейшего развития.

Казанского юридического института МВД России

декса РФ содержит ряд замечаний.

Так, например, УПК РФ не предусматривает образцов процессуальных документов к главе 54 УПК РФ, что значительно затрудняет составление запроса о выдаче. В научной литературе отмечается, что достаточно часто на практике возникают ситуации, когда поступившие документы о выдаче не содержат всех необходимых сведений. Данное обстоятельство значительно затрудняет процесс разрешения вопроса о возможности выдачи требуемого лица и, соответственно, затягивает саму процедуру, так как выдача связана с ограничением основных личных прав и свобод человека и гражданина. [3]

Следует также отметить, что, к сожалению, УПК РФ не содержит требований о языке, на котором должен быть составлен запрос о выдаче. В этой части следует руководствоваться положениями ст. 23 Европейской конвенции о выдаче 1957 г., [17] которая предусматривает, что все документы предоставляются на языке запрашивающего или запрашиваемого государства, однако запрашиваемое государство может потребовать перевод на один из официальных языков Совета Европы по своему выбору. В со-

Европейской конвенции о выдаче 1957 г. Россия приняла оговорку, в соответствии с которой при направлении в РФ документов, относящихся к выдаче, требуется их заверенный перевод на русский язык.

Анализ норм УПК РФ показывает, что в нем нет точного указания на то, кто именно из правоохранительных органов РФ должен составлять запрос о выдаче и направлять его в Генеральную прокуратуру РФ. Исходя из этого, органы предварительного следствия прокуратур всех уровней, ФСКН, ФСБ, МВД, суды также всех уровней запросы о выдаче за рубеж обязаны направлять через Генеральную прокуратуру РФ.

Таким образом, анализ норм действующего российского уголовно-процессуального законодательства показывает, что они не в полной мере соответствуют международным обязательствам Российской Федерации, что обуславливает необходимость обоснования и внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Недостаточная законодательная регламентация экстрадиции в российском законодательстве снижает эффективность реализации данного института на практике.

ответствии с п. 5 ч. 1 ст. 1 ФЗ о ратификации

1. Каримов Р.Р., Каримова Г.Ю. Нормативно-правовое обеспечение противодействия организованной преступности в XXI веке// Юридическая наука и право-охранительная практика. 2012. № 4. С.63-70.

2. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации. URL: http://www. genproc.gov.ru/ms/ (дата обращения: 20.02.2014).

3. Шинкевич Д.В. Экстрадиция в уголовном судопроизводстве: учебное пособие. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2008. С.66.

4. Волженкина В.М. Применение норм международного права в российском уголовном процессе (проблемы теории и практики): дис. . канд. юрид. наук. М., 1999. С.137.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 21.07.2014 г.) // Российская газета. 2001. 22 декабря.

8. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря.

9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-Ф3 (ред. от 21 июля 2014 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.

11. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-Ф3 (ред. от 28.06.2014) // Собрание законодательства РФ. 17.07.1995. № 29. Ст. 2759.

12. О гражданстве Российской Федерации: Федеральный закон (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ. 03.06.2002. № 22. Ст. 2031.

13. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (в ред. от 21.07.2014 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3032.

14. О международных договорах Российской Федерации: Федеральный закон от 15 июля 1995г. № 101-ФЗ (в ред. от 12.03.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2757.

17. О ратификации Европейской Конвенции о выдаче: Федеральный закон 1957 г.// Бюллетень международных договоров. 2000. № 9.

ИЗДАНИЯ КАЗАНСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ

Для аспирантов, соискателей, студентов юридических вузов, а также тех, кто изучает проблемы правового регулирования общественных отношений, социально-политического положения личности в современной России, актуальные проблемы преступности

Правовое регулирование экстрадиции в российском законодательстве

Особенности экстрадиции по современному законодательству

Российская Федерация осуществляет сотрудничество с иностранными государствами на основе взаимного соблюдения международных договорных норм и руководствуясь принципом законности. В этом сотрудничестве Россия является равноправным, суверенным, независимым субъектом международных отношений.

В соответствии с ч.2 ст. 63 Конституции РФ, выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а так же передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации. Согласно ч.1 ст. 13 УК РФ граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Данное положение опирается на ч.1 ст. 61 Конституции РФ, в соответствии с которой «гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Следовательно, граждане РФ совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, в соответствии с ч.1 ст. 12 УК РФ подлежат уголовной ответственности по российскому законодательству. Вместе с тем, ст. 6 Европейской конвенции о выдаче 1957 г. закрепляет лишь право государства отказать в выдаче своих граждан. Таким образом, Российская Федерация по вопросу покровительства в отношении своих граждан расширила нормы международного права.

Это важно знать:  Статья 115 ТК РФ. Продолжительность ежегодного основного оплачиваемого отпуска

Выдаче подлежат лишь иностранные граждане и лица без гражданства. В соответствии с ч.2 ст. 13 УК РФ, «иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации».

Международными договорами Российской Федерации не регламентирован правовой механизм принятия решения об отказе исполнить просьбу иностранного государства, не установлен уполномоченный орган и не указаны основания, создающие угрозу суверенитету и безопасности страны. Не определено и законодательство, которому не может противоречить просьба другого государства. В международном сотрудничестве исполняющая сторона занимает ведущее место и ее роль весьма значима. Именно запрашиваемая страна принимает решение о выполнении международных поручений о помощи и требований о выдаче любого вида. институт выдача преступник экстрадиция

Вопросы привлечения к уголовной ответственности решаются государством по своему уголовному закону. Договоры предоставляют эту компетенцию договариваю-щимся странам. Такой подход осуществления уголовной юрисдикции государства действует в отношении лиц, совершивших преступления в пределах государства и за рубежом против его интересов или собственных граждан. Мера наказания в международных договорах не регламентируется, т.к. это затрагивает суверенитет государства и его права на уголовное преследование. Например, Минская конвенция: каждая договаривающаяся сторона вправе дать правовую оценку деяния как основания для выдачи, но окончательное решение принимает исполняющая страна на основе собственного законодательства. Принудить суверенное государство к принятию иного решения договаривающаяся страна неправомочна.

Целью выдачи является привлечение к уголовной ответственности выданных лиц либо исполнение приговора, вступившего в законную силу, либо отбывание наказания лицом, осужденным иностранным судом к лишению свободы, в стране гражданства. Выдача осуществляется только в отношении общеуголовных преступлений. Предмет взаимодействия составляют уголовно наказуемые деяния, которые признаются преступлениями по законодательству обеих стран. Выдача возможна, если деяние наказуемо лишением свободы на срок не менее одного года — в случае выдачи для уголовного преследования, либо лицо осуждено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев — в случае выдачи для исполнения приговора.

Экстрадиционные процедуры в Российской Федерации составляют совокупность процессуальных действий, предусмотренных национальным уголовно-процессуальным законодательством, предшествующих подготовке требования о выдаче для направления за рубеж и связанных с запросом дополнительной информации для принятия решения о выдаче. Но реализация прав в уголовном судопроизводстве ограничена законодательными пределами того государства, на территории которого осуществляются процедуры выдачи или оказывается правовая помощь по уголовному делу. Договоры предусматривают минимальный перечень прав общего характера, которые каждое государство обязано предоставить гражданам договаривающейся стороны: право свободного и беспрепятственного обращения в суды, нотариальные органы и иные учреждения по гражданским и уголовным делам, право выступать в судах, возбуждать ходатайства, предъявлять иски на тех же условиях, что и собственные граждане. Основания для выдачи в договорах не изложены, но они противопоставлены причинам отказа в выдаче и вытекают из ряда смежных договорных положений. Положительное решение о выдаче всегда связано с совокупностью определенных условий, обязательных для выполнения как обратившейся, так и исполняющей стороной.

Основания для принятия решения о выдаче:

1. Выдача возможна при наличии международного договора, предусматривающего выдачу, между конкретными странами.

2. Совершено преступление, влекущее выдачу.

3. Преступление, в связи с которым требуется выдача, не относится к делам частного обвинения.

4. Совершенное деяние признается преступлением и наказуемо лишением свободы законами обеих сторон.

5. Совершено преступление, влекущее выдачу, иностранцем по отношению к исполняющей стране.

6. Преступление, в связи с которым требуется выдача, подпадает под юрисдикцию обратившегося государства, но не подсудно исполняющей стране: совершено вне пределов исполняющей страны и не ее гражданином, не подпадает под действие ее уголовного закона.

7. Выдаваемое лицо скрывается на территории исполняющего государства.

8. Соблюдены правила оформления требования о выдаче и его реквизиты.

9. Приложены соответствующие процессуальные решения, принятые обратившейся страной.

10. Не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения наказания.

11. Выдаваемое лицо не подпадает под действие актов амнистии или помилования, принятых в договаривающихся странах. В отношении выдаваемого лица на территории договаривающихся стран не имеется вступивших в силу решений о прекращении уголовного преследования и приговора суда в связи с преступлением, послужившим основанием для требования о выдаче.

12. Требования о выдаче подготовлены и направлены с соблюдением национального уголовно-процессуального законодательства и правил международного договора полномочными должностными лицами.

13. Требование о выдаче может касаться: а) обвиняемого, в отношении которого по уголовному делу вынесено или предъявлено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в связи с совершением одного или нескольких преступлений, если хотя бы одно из них подпадает под требование выдачи; б) подсудимого, если тот скрылся за границу в процессе рассмотрения дела судом до вынесения приговора; в) осужденного, если он покинул пределы страны после вынесения приговора или вступления его в силу.

14 Требование о выдаче не должно содержать процессуальных или иных противоречий национальному законодательству исполняющей страны, а также допускать возможность причинения ущерба ее суверенитету и безопасности.

15. Выданное лицо не может быть выдано третьему государству без согласия выдавшего его государства.

Международными договорами не исключается применение и других правил, обуславливающих выдачу.

В международных договорах сформулированы основные договорные правила отказа в выдаче. Основой большинства из них являются нормы внутригосударственного законодательства обеих договаривающихся стран Причем при принятии решения о выдаче применяются более льготные нормы. Отказ в выдаче следует:

1) если деяние, в связи с которым требуется выдача, не признается преступлением уголовным законом исполняющего государства или не отвечает условиям договора по виду или сроку наказания;

2) запрашиваемое лицо является гражданином исполняющей страны. Ряд договоров применяют это условие и к иностранцам, которым предоставлено право убежища,

3) истек срок давности для уголовного преследования или приведения приговора в исполнение по законам исполняющей страны;

4) в отношении затребованного к выдаче лица имеется приговор, вступивший в законную силу, или производство по делу в связи с совершением лицом преступления, по которому требуется выдача, прекращено;

5) преступление совершено на территории запрашиваемой страны. Это правило распространяется и на случаи, когда преступление частично совершено в исполняющем государстве, что предусмотрено рядом договоров, а конкретные ситуации требуют дополнительных консультаций сторон.

Некоторые договоры содержат прямой запрет на выдачу, если такая процедура не разрешается по законодательству запрашиваемой страны, в этом случае отказ будет мотивирован внутренним законом исполняющего государства. Применение данного правила возможно и без запрета специальной нормой договора. Основанием будут служить два обстоятельства, заложенных практически во всех договорах РФ, предусматривающих выдачу, — противоречие требования о выдаче законодательству исполняющего государства и возможность причинения ущерба его суверенитету, безопасности. Это правило не согласуется с конституционным положением о приоритете норм международных договоров (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Смерть выдаваемого лица предрешает отказ в выдаче, но договорными условиями данное основание не предусмотрено. Вместе с тем, обращение за правовой помощью в государство, где зафиксирован факт наступления смерти выдаваемого лица, при расследовании дела необходим для документального подтверждения этого факта и связанных с ним обстоятельств, принятия окончательного решения по делу.

Последствием невыдачи собственных граждан согласно договорным предписаниям является обязанность не выдавшего их государства осуществить в отношении них уголовное преследование с применением своего внутреннего законодательства, но только за те преступления, которые послужили основанием для заявления требования о их выдаче иностранным государством. Правомочность такого решения исходит из права государства осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении собственных граждан независимо от места совершения ими преступлений (ч. 1 ст. 12 УК РФ).

Принцип невыдачи собственных граждан заложен во всех договорах Российской Федерации и соответствует конституционному положению о невыдаче граждан Российской Федерации (п. 1 ст. 61 Конституции РФ). Конституция РФ правило о невыдаче распространяет, кроме своих граждан, на неопределенный круг лиц, «преследуемых за политические убеждения».

Являясь своеобразным видом выдачи, передача осужденных в страну гражданства для отбывания наказания имеет ряд особенностей:

1. Цели выдачи и передачи осужденных не совпадают, но они конкретизируют процессуальное положение выдаваемых и передаваемых лиц. Цель выдачи обвиняемых, подсудимых, осужденных согласно международным договорам РФ — привлечение их к уголовной ответственности, что связано с требованием государства, имеющего право осуществлять уголовное преследование в отношении указанных участников уголовного процесса, скрывшихся за его пределы и находящихся на территории другой страны. Согласие выдаваемого обвиняемого, подсудимого и осужденного не требуется. Цель передачи осужденного к лишению свободы иностранным судом — отбывание этого наказания в стране его гражданства по его письменному добровольному согласию.

2. К субъектам выдачи относятся обвиняемый, подсудимый или осужденный, в отношении которого приговор в силу не вступил или вступил, но не может быть исполнен. Единственным субъектом передачи в страну его гражданства является осужденный иностранным судом к лишению свободы, в отношении которого приговор вступил в силу и находится в стадии исполнения. Осужденный в момент осуществления процедур передачи находится за рубежом и отбывает наказание в местах лишения свободы по приговору суда, не скрывается и не находится в розыске. Если такой осужденный совершит побег из мест лишения свободы и скроется за границей, то появятся основания для заявления требования о его выдаче страной, суд которой постановил приговор.

3. Необходимым условием передачи осужденного является добровольное письменное согласие самого осужденного, а в ряде случаев и его законных представителей, а также согласие принимающего и передающего государств.

4. Инициатором выдачи является суверенное государство, под уголовную юрисдикцию которого подпадает выдаваемое лицо. Инициатором передачи осужденного может быть государство, суд которого вынес приговор, но не исключено и обращение с такой просьбой страны гражданства осужденного.

5. Право на обращение о передаче для отбывания наказания в стране гражданства, наряду с договаривающимися государствами, имеют осужденный, его законные представители и родственники.

6. Процедуры осуществления выдачи установлены договорами и подлежат безусловному соблюдению и выполнению, их нарушение влечет отказ в выдаче.

Процедура выдачи по Минской конвенции не имеет существенных различий с правилами других международных договоров России со странами-бывшими союзными республиками СССР. С некоторыми из них Россия сотрудничает и в двустороннем порядке, а также на основе Европейских конвенций о выдаче 1957 г. и о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г.

В Конвенции стран СНГ 1993 г. учтен мировой и отечественный опыт международного сотрудничества, в согласованных правовых нормах нашли отражение интересы каждой из подписавших его стран и положено начало многостороннему сотрудничеству, которое успешно осуществляется. Уже в преамбуле заявлено, что приоритет имеет «стремление обеспечить гражданам Договаривающихся сторон и лицам, проживающим на их территории, предоставление во всех Договаривающихся странах в отношении личных и имущественных прав такой же правовой защиты, как и собственным гражданам». Этот принцип равенства закреплен в специальной статье Конвенции «Правовая защита», что дает возможность беспрепятственно реализовать права участников уголовного процесса гражданам названных стран на территориях участников договора.

Статья написана по материалам сайтов: works.doklad.ru, cyberleninka.ru, cyberleninka.ru, studwood.ru.

»

Предыдущая
СтатьиШтраф за ксеноновые фары в 2019 году - официальная статья, какой, сколько, в России, ГИБДД, противотуманные
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector