+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Передача звукового материала для фоноскопической экспертизы. Рекомендации следователям — Статьи и очерки по уголовному праву

Содержание

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Лапшин В.Е.,

Текст научной работы на тему «Процессуальные особенности получения образцов для сравнительного исследования для последующего проведения фоноскопической экспертизы по уголовным делам»

В случае расследования преступлений, в которых деятельность юридических лиц осуществляется с целью прикрытия мошеннических деяний, в качестве неотложных следственных и иных процессуальных действий целесообразно произвести осмотры, обыски помещений, выемки учредительных и иных документов проверяемой организации, проведение ревизий, инвентаризаций, наложение ареста на имущество (в т. ч. на ценные бумаги, при их наличии, и счета в банковских организациях), принятие мер к розыску имущества и иных ценностей и денежных средств и прочие действия, целью которых является изучение их финансово-хозяйственной деятельности.

Подводя итоги, необходимо отметить, что в последнее время отмечается тенденция к уменьшению количества совершенных или готовящихся преступлений. Однако на преступления, связанные с совершением мошеннических действий, это практически не распространяется. С развитием общества трансформируются и способы, и формы мошенничества. Это достаточно ярко проявляется в области мошенничества в сфере кредитования. На сегодняшний день в России существует огромное количество организаций, специализирующихся на выдаче потребительских кредитов или занимающихся оказанием посреднических услуг в вопросе получения кредита в банке за определенный процент. Деятельность последних также вносит своей вклад в криминогенную обстановку в стране. Особенно это касается так называемой помощи будущему заемщику, имеющему негативную кредитную историю, в получении поддельных справок о доходах с места работы, подтверждении указанной в заявке на кредит заработной платы или должности, обеспечении поручителями, если по условиям банка необходимо их наличие. Зачастую мошенники уговаривают потенциального заемщика оформить кредит на свое имя с последующей передачей денежных средств третьим лицам. Арсенал методов убеждения весьма широк: от красноречивых аргументов о необходимости этого до обмана или введения в заблуждение и различных гарантий. Все это требует усиленной работы полиции в части выявления подобных фактов деятельности указанных организаций, раскрытия и расследования уголовных дел, возбужденных по факту совершения мошенничеств в сфере кредитования.

Разумеется, в рамках одной публикации представляется затруднительным рассмотреть все аспекты особенностей расследования преступлений, предусмотренных статьей 159.1 УК РФ, однако, рассмотрев наиболее часто встречающиеся следственные ситуации и примерный перечень доказательств, необходимых для успешного расследования уголовных дел рассматриваемой категории, мы оставляем значительное пространство для дальнейшего обсуждения.

В.Е. Лапшин, кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры криминалистики Нижегородской академии МВД России

Процессуальные особенности получения образцов для сравнительного исследования для последующего проведения фоноскопической экспертизы по уголовным делам

Фоноскопическая экспертиза — это процессуальное действие, состоящее в исследовании звукозаписей или иных источников акустической информации, выполняемое незаинтересованным лицом — экспертом по заданию органов расследования или суда с использованием специальных научных знаний в области судебной акустики, лингвистики, математики, фониатрии, нейрофизиологии, психологии, электроники, вычислительной техники и др. с целью уточнения или установления обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела, с фиксацией результатов исследования в заключении эксперта, являющемся самостоятельным видом доказательств1.

При расследовании ряда преступлений зачастую возникают проблемы с получением доказательств, поскольку практически не остается традиционных материальных и идеальных следов, позволяющих установить личность преступника и исследовать иные значимые для дела обстоятельства. В такой ситуации комплекс усилий сотрудников правоохранительных органов должен быть направлен на поиск, фиксацию и исследование носителей звуковой информации, поскольку именно они могут сыграть решающую роль в процессе доказывания вины тех или иных лиц.

Необходимо выделить то обстоятельство, что по сей день имеется огромное количество сложных моментов, возникающих в процессе получения и приобщения материальных носителей ин-

1 Костикова Н.А. Особенности использования звуковой информации при расследовании преступлений: дис. . канд. юрид. наук. М., 2007.

формации к материалам уголовного дела, а именно фонограмм, изготовленных сотрудниками следственных органов в ходе осуществления следственного действия, сотрудником оперативных подразделений в ходе выполнения оперативно-разыскных мероприятий, а также сотрудниками всевозможных организаций и учреждений, деятельность которых напрямую связана с расследованием преступлений либо не имеет отношения к названному профилю, предоставляемых материалов фонограмм, зафиксированных различными гражданами при определенных условиях.

Обязательным требованием к образцам для сравнительного исследования как одному из видов объектов, представляемых на экспертизу, является их соответствие требованиям достоверности и допустимости, которые обеспечиваются соблюдением соответствующих норм закона:

— статья 202 УПК РФ;

— статья 19 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;

— статья 6 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»;

— пункт 2.2 определения Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 года № 261-О-О.

Проводя оценку требованиям законодательства, ориентируясь на условия возможного осуществления фоноскопической экспертизы и объем решаемых ею задач, необходимо обозначить то, что в качестве образцов для сравнительного исследования необходимо использовать только те образцы голоса и речи, что были изъяты и оформлены после возбуждения уголовного дела с соблюдением процессуальных требований в результате проведения специального следственного действия, предусмотренного статьей 202 УПК РФ.

В отдельных случаях (например, при идентификации средства звукозаписи) экспериментальные образцы для сравнительного исследования, являющегося частью судебной экспертизы, эксперт получает путем направления соответствующего запроса следователю, в производстве которого находится уголовное дело. После завершения судебной экспертизы образцы, как правило, направляются в орган или лицу, которые ее назначили. Данный вид материалов представляет собой речь, запись которой осуществляется в соответствии с действующим процессуальным законодательством.

В зависимости от момента и условий получения сравнительные образцы разделяют на экспериментальные, свободные и условно-свободные.

Рассмотрим характеристику каждого вида образцов.

1. Экспериментальные образцы. Их можно записывать в следующих ситуациях:

— беседа на выбранную или свободную тему, тема беседы может совпадать с той, что подвергается анализу;

— ответы на вопросы (текст вопросов может иметь непосредственное отношение к исследуемым фонограммам и их тематике);

— прочтение текста, подготовленного специалистами. При этом, по общему правилу, образцы речи не должны представлять собой чтение заранее подготовленного текста, за исключением случаев наличия на спорной фонограмме читаемого текста. При составлении экспериментального письменного текста необходимо максимально использовать слова и фразы, встречающиеся в исследуемой фонограмме.

2. Свободные образцы голоса и речи и иные свободные образцы, возникновение которых не связано с расследованием преступления, и полученные в процессе следственных действий, проводимых в порядке статей 176—178, 182—185 (обыск; осмотр; выемка и др.). К ним относятся аудио- и видеозаписи из личного или семейного архива, радио- и телевизионных передач с участием идентифицируемого лица и др.

К таким образцам относятся все фонограммы, которые выполняются вне зависимости от назначения или выполнения фоноскопической экспертизы. В качестве свободного образца для экспертизы может быть выбрана звукозапись, которая выполнялась на встрече делового характера, конференции. Свободным образцом для фоноскопической экспертизы может быть и записанное интервью, фонограмма личного характера, выступление, которое записано по радио или же телевидению и иные записи личного типа.

3. Условно-свободные образцы голоса и речи — фонограммы следственных действий (допросов, очных ставок и т. п.). В фоноскопической экспертизе также могут быть задействованы образцы, которые были получены во время проведения иных следственных и процессуальных действий, если запись была выполнена в соответствии с действующим законодательством.

Особо следует выделить образцы, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий. Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на недопустимость получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного статьями 186 и 202 УПК РФ порядка производства следственных действий1.

Перечисленные требования не исключают того, что образцы голоса и речи, записанные, например, с помощью беспроводного телефона или автоответчика, заведомо не пригодны для сравнительного исследования. Решение принимает конкретный эксперт по результатам их исследования.

Образцы для сравнительного исследования должны отвечать всем требованиям, предъявляемым к доказательствам, а кроме того, требованиям несомненности происхождения, репрезентативности и сопоставимости.

Несомненность происхождения означает точное установление в процессе расследования, от какого лица или предмета (например, устройства записи) получены образцы. Происхождение образца должно быть заверено следователем или судом.

Под репрезентативностью (представительностью) образцов понимается достаточное количественное и качественное отображение специфических общих и частных свойств исследуемого объекта. Репрезентативный образец должен содержать индивидуализирующую информацию об объекте (человеке или устройстве записи) в объеме, предусмотренном используемой методикой идентификации. Репрезентативность образцов голоса и речи во многом зависит от качества и продолжительности записи.

Требования к качеству и продолжительности сравнительных образцов голоса и речи зависят от применяемых экспертами средств и методов исследования. Образцы голоса и речи и иные образцы считаются пригодными, если содержат идентификационные признаки в объеме, достаточном для проведения исследования и принятия решения по поставленному вопросу. О пригодности сравнительных образцов голоса и речи можно судить по следующим характеристикам, представленным ниже.

На практике в подавляющем большинстве случаев для экспертного идентификационного исследования пригодны фонограммы образцов голоса и речи, отвечающие следующим критериям: продолжительность чистой речи — не менее 2-3 минут, желательно — 5 минут и более; отношение сигнал/шум — не менее 8 дБ, желательно — 15 дБ и более; разрешение (для цифровой звукозаписи) — не менее 8 бит, желательно — 16 бит и более; частотный диапазон — не хуже 300. 3400 Гц, желательно — 100 . 5000 Гц или лучше.

Неравномерности частотной характеристики фонограммы могут быть компенсированы средствами шумоочистки и повышения разборчивости речи непосредственно при проведении идентификационного исследования.

С учетом современного уровня развития и доступности современных средств цифровой звуко-и видеозаписи эти требования не кажутся завышенными и могут быть без особых затруднений реализованы на практике.

Суть требования сопоставимости заключается в отсутствии существенных различий сравниваемых объектов, не обусловленных действительным различием их идентифицируемых свойств. Выполнение требования сопоставимости обеспечивается получением образцов, максимально соответствующих исследуемому объекту по механизму их образования. Отсутствие подобных различий во многом обусловлено наличием и длительностью идентификационного периода. Поэтому при изъятии, записи и последующем использовании сравнительных образцов голоса и речи следует учитывать ограниченность идентификационного периода, или промежутка времени между записью исследуемой фонограммы и сравнительных образцов, в течение которого проведение идентификационного исследования еще возможно. Наличие ограниченного идентификационного периода связано с возможными или неизбежными изменениями идентификационно значимых параметров голоса и речи. Данные изменения могут быть связаны с ростом или старением человека, изменением состояния его здоровья, приобретением или, напротив, отказом от вредных привычек, изменением места жительства и круга общения и т. д. В качестве ориентира можно указать следующие идентификационные периоды: для подростка — 2-3 года; для взрослого человека — порядка 10 лет.

В соответствии со статьями 81 и 82 УПК РФ образцы для экспертного исследования упаковываются и сохраняются по правилам хранения вещественных доказательств, при том что сами они вещественными доказательствами не являются.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 г. № 261-О-О // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.04.2016).

При подготовке и проведении звукозаписи следует учитывать, что возможности нашего слуха существенно превосходят возможности любого обычного микрофона. Так, если слух человека способен настраиваться на источник полезного сигнала и снижать негативное влияние шума, то микрофон записывает все звуки, включая помехи, которые могут в том числе маскировать идентификационно значимые признаки голоса и речи и снижать уровень разборчивости речи. Поэтому звукозапись рекомендуется проводить в тихом и не гулком помещении, в котором не должны находиться или должны быть отключены от сети питания мощные источники электромагнитного излучения, беспроводные телефоны, средства кондиционирования воздуха и вентиляции (даже небольшой вентилятор блока питания компьютера или ноутбука может стать на фонограмме заметным источником нежелательного шума).

Очень эффективной мерой защиты устройства звукозаписи от вредного влияния электромагнитного излучения (например, сотового телефона) может стать помещение диктофона в мягкий футляр, изготовленный из специальной металлизированной акустически прозрачной ткани-сетки. Это может быть также полезным в случае, когда необходимо исключить возможность перехвата записываемой информации специальными техническими средствами, способными фиксировать «паразитное» электромагнитное излучение самого диктофона или иного устройства, образующего канал звукозаписи.

Диктофон или микрофон (если используется выносной) следует располагать примерно напротив рта человека, образцы речи которого должны быть записаны, на расстоянии от 0,3 до 1,0 м (в зависимости от чувствительности микрофона и степени усиления сигнала в устройстве записи). При этом необходимо изолировать корпус микрофона или диктофона (если микрофон встроенный) от соприкосновения с одеждой и твердыми предметами.

Также не рекомендуется располагать микрофон или диктофон непосредственно на больших плоских и твердых поверхностях (например, крышке стола), которые могут хорошо передавать вибрации и отражать звуковые волны. Лучше использовать специальный напольный штатив, а при его отсутствии — звукопоглощающую прокладку между диктофоном (или микрофоном) и поверхностью, на которой он находится во время звукозаписи. В качестве такой прокладки можно применять несколько сложенных газет, толстый коврик для компьютерной мыши (повернутый пористой стороной вверх), кусок мягкого поролона или губки.

Следует учитывать, что некоторые материалы, традиционно воспринимаемые нами как звуко-изоляторы, могут, наоборот, усиливать звук. Поэтому перед записью следует убедиться в эффективности принятых мер и высоком качестве записи.

Это важно знать:  Статья 23.49 КоАП РФ. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей

По завершении звукозаписи носитель записи (карта памяти или оптический диск, на который была скопирована фонограмма с образцами голоса и речи) осматривается (прослушивается) и упаковывается в соответствии с требованиями процессуального законодательства.

Кроме того, необходимо обязательно ознакомиться с инструкцией по использованию устройства звукозаписи, поскольку соблюдение рекомендаций производителя поможет избежать досадных ошибок во время звукозаписи.

И в заключение рассмотрим рекомендации по выбору устройства для записи сравнительных образцов устной речи.

Для записи речи рекомендуется использовать цифровой диктофон-магнитофон (Digital Voice Recorder, Portable Digital Recorder) или цифровую видеокамеру, обладающую следующими паспортными характеристиками.

Основные требования к звукозаписывающей технике:

1) формат записи: моно/стерео, ИКМ 16 бит или более (Linear PCM, WAVE 16 или 24 bit). Крайне нежелательно использование каких-либо алгоритмов сжатия (MP3, ADPCM, GSM и т.п.);

3) отношение сигнал/шум (S/N Ratio) — не менее 70 дБ;

4) наличие цифрового интерфейса для копирования записанной информации в память ПК.

1) неравномерность АЧХ (Frequency response) — не более 3 дБ;

2) коэффициент нелинейных искажений (Distortion) для микрофонного входа — не более 1,0%;

3) частотный диапазон (Frequency Range), нижняя и верхняя границы полосы пропускания — не выше 100 Гц и не ниже 3400 Гц соответственно. Желательно иметь верхнюю границу не ниже 5 кГц.

1) режим записи — без использования «голосовой активации» (Voice Operated Recording, Voice Activated System или другое подобное название). В качестве пожеланий можно использовать ручное управление уровнем записи с настройкой на интересующий речевой сигнал;

2) запись в сменную или встроенную твердотельную память (flash memory). Нежелательно использование памяти на основе миниатюрных винчестеров из-за создаваемого ими акустического шума и вибраций;

3) электропитание во время записи — от ранее не использованных невозобновляемых источников постоянного тока (батареек) или предварительно заряженного аккумулятора;

4) металлический корпус, защищающий от воздействия внешних источников электромагнитных излучений (сотовых телефонов, компьютерной и бытовой техники). Не стоит гнаться за миниатюрностью: на практике миниатюризация сопровождается снижением качества записи, неудобством работы с диктофоном.

Консультацию по выбору устройства звукозаписи и его использования в различных условиях можно получить у соответствующих экспертов.

Оценивая звуковые следы как некое физическое явление, вызываемое колебаниями упругого тела и обладающее специфическими свойствами (динамичность, рассеиваемость, делимость звука, дифракция, отражение), которые также, в основном, имеют физическую природу происхождения, следует учитывать и их неоценимую значимость в процессе расследования преступлений, когда данные отображения, запечатленные в виде идеальной или материальной информации, порождают изменения в акустической среде1.

Своевременно, в полном объеме и качественно собранные звуковые следы позволят эксперту выполнить весь тот объем исследования, в соответствии с необходимой научной сооставляющей, который будет способствовать кратчайшему установлению обстоятельств минувшего криминального события, выявлению лиц, причастных к нему, а также выяснению иных данных, неоспоримо имеющих значение для дела.

М.В. Лапатников, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД России

Личный досмотр в системе уголовно-процессуальных средств доказывания:

проблемы теории и практики

Судебно-следственная практика уже давно свидетельствует, что по определенным уголовным делам имеется востребованность использования на стадии возбуждения уголовного дела такого административно-процессуального средства познания, как личный досмотр. Нередко встречаются случаи, когда невозможно в течение какого-то времени определить преступный или административный характер правонарушения и установление обстоятельств события на начальном этапе происходит административно-процессуальными средствами, а в дальнейшем по данному факту возбуждается уголовное дело.

Так, одним из таких востребованных действий является личный досмотр, проводимый в порядке статьи 27.7 КоАП РФ. Как правило, личный досмотр применяется сотрудниками правоохранительных органов по таким преступлениям, как незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, оружия, по делам о дорожно-транспортных происшествиях, иногда по делам о взяточничестве.

Например, Канавинским районным судом г. Нижнего Новгорода рассмотрено уголовное дело в отношении З. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228 УК РФ. Согласно фабуле дела сотрудниками органов внутренних дел в ходе административной деятельности по итогам административно-процессуального действия «личный досмотр» в порядке статьи 27.7 КоАП РФ у З. было изъято вещество, впоследствии по результатам экспертизы признанное наркотическим2.

По другому уголовному делу органами предварительного расследования предъявлено обвинение Ч. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 30, пунктом «г» части 3

1 Совокупность звуков природного и техногенного происхождения в пределах слышимости человеком.

2 Обзор судебной практики по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, рассмотренных судами Нижегородской области за II полугодие 2006 года.

Проблемы назначения фоноскопической экспертизы при раскрытии и расследовании коррупционных преступлений

В статье анализируются типичные ошибки, допускаемые в практике назначения фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, связанные: с определением оригинала фонограммы и получением образцов голоса для проведения экспертного исследования; с формулировкой вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения экспертизы; с определением перечня материалов для направления на проведение экспертизы. При этом автор предлагает рекомендации, которые позволят оптимизировать процесс назначения таких экспертиз в раскрытии и расследовании коррупционных преступлениях.

Коррупционные преступления характеризуются высочайшим уровнем латентности и представляют значительную сложность для их раскрытия и расследования. Основу доказательственной базы по делам указанной категории, как правило, составляют результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий [1, С. 3]. В ходе документирования противоправной деятельности коррупционеров достаточно часто проводятся различные оперативно-розыскные мероприятия, сопровождающиеся негласной аудиозаписью бесед между субъектами коррупционных отношений. Кроме того, современный уровень научно-технического развития общества привел к появлению расширенных функций в аппаратах сотовых телефонов, использованию для коммуникаций программ видео, аудиообщения (типа Skype, What`s upp, Viber), повсеместному распространению систем видеонаблюдения, видеорегистраторов и прочих технических средств, позволяющих с легкостью фиксировать звуковые следы [6, С. 21]. Таким образом, практически по каждому уголовному делу о коррупционных преступлениях появляется необходимость в идентификации голосов и акустической обстановки, зафиксированных на аудио, видеозаписях различного происхождения и назначении фоноскопической экспертизы. При этом, как показывает анализ судебно-следственной практики нередко возникают определенные трудности, во многом обусловленные переходом от аналоговых форм записи к цифровым, незнанием и неумением многих практических сотрудников работать со звуковыми следами на цифровых носителях.

Проведенное исследование позволило выявить ряд основных ошибок, наиболее часто возникающих в практической деятельности при назначении фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, среди которых можно выявить следующие:

1.​ Ошибки при определении оригинала фонограммы, подлежащей исследованию.

Следует различать понятия «оригинал»/ «дубликат»/ «копия» фонограммы и «оригинал»/ «дубликат»/ «копия» файла с фонограммой.

Дубликатом является точная цифровая репродукция всех информационных объектов, хранящихся на оригинальном материальном носителе. Копией же является точная репродукция информации, содержащейся в информационных объектах, независимо от материального носителя. Поэтому при копировании аудиофайла различают копию самого файла и копию фонограммы в файле.

Копирование звукового файла может осуществляться при помощи стандартных функций системного программного обеспечения (при этом могут меняться свойства файла), но может производиться и при помощи звуковых программных редакторов или специализированного программного обеспечения, предназначенного для обработки цифрового звука, его редактирования и монтажа. При таком способе копирования могут меняться не только свойства самого файла, но и свойства содержащейся в нем звуковой информации.

Иногда под копией фонограммы, полученной каким-либо цифровым звукозаписывающим устройством, понимают файл, содержащий зафиксированную аудиоинформацию, но записанный в другом формате (конвертированный). В данном случае необходимо учитывать, что полученный в результате конвертации объект не является дубликатом оригинальной фонограммы, а по сути является видоизмененной копией, т.е. новым объектом, хотя и находящимся в определенной связи с оригиналом [2, С. 39].

Специфика процесса конвертации заключается в том, что звук, закодированный по одним алгоритмам в цифровом звукозаписывающем устройстве, преобразуется в новый звук, закодированный по другим алгоритмам. При этом может быть удален или создан какой-либо объем данных. Например, при конвертации из формата Wave Sound в формат MPEG Layer-3 часть исходной (оригинальной) звуковой информации будет утрачена вследствие потерь, возникающих при преобразовании и сжатии. При обратном преобразовании утраченные данные будут восполнены «нулевой» информацией. Полученная фонограмма не будет в точности соответствовать оригиналу [2, С. 40].

При передаче файла по каналам связи (в том числе по сети Интернет), при нарушении соединения файл фонограммы может быть получен не полностью, а фрагментарно, что вовсе не означает, что его воспроизведение становится невозможным. В данном случае полученные фрагменты будут воспроизводиться нормально, а утраченные — игнорироваться.

Только дубликат файла с фонограммой как цифрового доказательства в точности и полностью воспроизводит оригинал. В настоящее время дубликат цифровой фонограммы может быть получен при снятии образа с оригинального носителя, в результате чего не только фонограмма сохранится в полном объеме, но будут зафиксированы свойства носителя информации. При таком способе копирования файла со звуковым сигналом не будет утрачена или изменена криминалистически значимая информация.

Важно, что и простым копированием файла могут быть внесены изменения в ряд атрибутов цифрового доказательства, в частности в дату и время создания файла. Неизменность содержания фонограмм/видеофонограммы при этом может быть обеспечена только путем верификации файла при помощи расчета контрольных сумм до и после каждой операции по его воспроизведению, репродуцированию, передаче и т.п.

В этой связи важно обратить внимание, что в практике раскрытия и расследования коррупционных преступлений понятия оригинала и копии фонограмм, копий файлов с фонограммами нередко смешиваются, что влечет экспертные, а нередко и судебные ошибки.

В этой связи имеет существенное значение различение обозначенных понятий между собой. При этом, если эксперту представляется не оригинал, а копия, то дополнительно следователю необходимо представить эксперту исчерпывающие сведения о том, кем, как, в каких условиях, на какую звукозаписывающую аппаратуру производилась перезапись, поскольку только по копии без оригинала и документально зафиксированных контрольных сумм файла нельзя удостоверить его аутентичность. Таким образом, необходимо учитывать, что сложность в процессуальной оценке цифровых фонограмм как доказательств заключается в возможности их фальсификации без оставления видимых следов проведенных манипуляций, которые на современном уровне науки и техники не всегда могут быть обнаружены в ходе экспертного исследования [9, С. 222].

2. Ошибки при получении образцов для сравнительного исследования.

Получение сравнительных образцов устной речи является основным этапом подготовки материалов при назначении фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях.

Особое внимание при изъятии образцов голоса коррупционеров следует обратить внимание на следующие моменты:

— отбор образцов речи, как свободных, так и экспериментальных, должен быть оформлен процессуально;

— образцы могут быть представлены как на аудио-, так и на видеоносителях;

*​ при использования цифрового устройства использовать только формат «wav» (Microsoft Wave), исключить формат «mрЗ» и др. использующие алгоритм сжатия;

*​ не использовать автоматическую регулировку уровня записи и режим автоматического срабатывания записи на голос;

*​ перед проведением звукозаписи на устройствах, имеющих автономное питание, следует убедиться в том, что используемые элементы питания новые и срок их годности не истек;

— при записи на устройства, имеющие встроенные микрофоны и возможность подключения выносных микрофонов, предпочтительно пользоваться выносными микрофонами;

*​ объем образцов должен быть не менее 15 минут звучания;

— образцы должны изыматься у лица, находящегося в нейтральном эмоциональном состоянии;

— речь подозреваемого коррупционера не должна прерываться лицом, проводящим изъятие образцов, и какими-либо посторонними шумами (работающий компьютер, муниципальные шумы, реплики посторонних лиц, стук, сигналы вызова телефона и пр.);

*​ образцы речи не должны представлять собой чтение заранее подготовленного текста, за исключением случаев наличия на спорной фонограмме читаемого текста;

*​ реплики лица, у которого отбираются образцы речи, должны представлять собой высказывания как можно большей длины.

Кроме того, что в практике расследования коррупционных преступлений встречается несоблюдение вышеуказанных правил сбора образцов голоса в ситуациях, когда лицо согласно предоставить такие образцы. Достаточно грубые ошибки допускаются при получении образцов голоса у подозреваемых (обвиняемых), отказывающихся от их дачи. что после составления следователем протокола получения образцов для сравнительного исследования, в котором лицо засвидетельствовало свой отказ добровольно дать образцы голоса, следователь на основании п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК дает поручение органу дознания об их истребовании путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе тайно от подозреваемого, обвиняемого. Оперативный работник на основании поручения осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, например, опрос, с негласным применением средств аудио-, видеозаписи, результаты которых затем направляет следователю для использования при производстве фоноскопической экспертизы. Указанная ситуация является не вполне законной.

Конституционный Суд РФ в Определении от 25 февраля 2010 г. № 261-О-О вполне конкретно указал, что ст. ст. 186 и 202 УПК не допускают возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного ими порядка производства следственных действий. Проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности ст. 202УПК «Получение образцов для сравнительного исследования», установлена специальная процедура. Аналогичная позиция следует из Определений Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. № 104-О-О и 1 декабря 1999 г. № 211-О [4, С. 46].

Вместе с тем, полагаем, что при отказе подозреваемого, обвиняемого предоставить следователю образцы голоса в порядке ст. 202 УПК и отсутствии таковых в деле оперативного учета ничто не препятствует оперативному сотруднику их получить посредством оперативно-розыскных мероприятий в целях реализации названной задачи оперативно-розыскной деятельности [6, С. 45]. После чего, следователь праве их изъять в оперативном подразделении посредством составления протокола выемки с предварительным снятием соответствующим должностным лицом с указанных образцов голоса грифа секретности. И тогда ни о каком исполнении поручения следователя и, как следствие, подмене следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями не нужно будет вести речь, так как мы говорим о сборе образцов для сравнительного исследования с целью отработки проверяемого лица на выявление, предупреждение, пресечение другого преступления, не связанного с расследуемым.

Это важно знать:  Статья 288 гражданский кодекс

Кроме того, не исключается вариант условно скрытного получения образцов голоса подозреваемого в совершении коррупционного преступления в ходе проведения следственных действий. Так, в отношении Ш. было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 290 УК РФ, которая, состоя в должности врача-колопроктолога поликлиники, за взятки в виде денег в размере 4 тыс. рублей неоднократно выдавала листки о временной нетрудоспособности. В ходе проведения расследования Ш. отказалась от предоставления образцов своего голоса. Следователь принял решение о проведении дополнительного допроса Ш. с использованием технических средств аудиозаписи. В последствии аудиозапись данного допроса была использована для проведения фоноскопической экспертизы. Несмотря на доводы Ш. о нарушении установленного порядка получения образцов для сравнительного исследования, суд признал законным и допустимым такой способ получения образцов голоса, поскольку в ходе проведения допроса Ш. был составлен протокол допроса, в котором сделана отметка о применении технических средств, о разъяснении прав и обязанностей подозреваемой Ш., а также присутствует подпись самой Ш. [7].

3.​ Ошибки при формулировании вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы.

Как показали результаты проведенного в ходе исследования анкетирования практических сотрудников, 82% следователей, занимавшихся расследованием коррупционных преступлений, сталкиваются с трудностями при определении вопросов, подлежащих разрешению в ходе фоноскопической экспертизы. Кроме того, 76% опрошенных экспертов-фоноскопистов отметили, что к ним поступали постановления о проведения фоноскопической экспертизы, в которых такие вопросы были сформулированы неверно.

Можно привести следующий перечень корректной формулировки вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях:

1.​ Каково дословное содержание разговора, записанного на фоно- видеофонограмме?

2.​ Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на фоно- видеофонограмме?

3.​ Одному или разным лицам, принадлежит речь, записанная на фоно- или видеофонограммах Х и Y?

4.​ Принадлежит ли речь, или ее фрагменты, записанная на фоно- или видеофонограмме Х, гр. N, образцы речи которого представлены на фонограмме Y?

5.​ Какие сведения, характеризующие личность говорящего, можно получить по представленной фонограмме его речи?

6.​ Имеются ли на фонограмме или ее фрагментах признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в нее после окончания звукозаписи? Каким образом эти изменения отражаются на аутентичности фонограммы, или ее соответствии реально происходившему событию?

7.​ Является или фонограмма оригиналом или копией?

8.​ Использовалось ли представленное устройство (диктофон или иное звукозаписывающее устройство) для записи фонограммы Х?

9.​ Какова природа (или источник) звуковых сигналов, записанных на фоно- или видеофонограмме Х?

10.​ В какой звуковой среде (в помещении, на улице, салоне автомобиля и т.п.) проходил записанный на фоно- или видеофонограмме Х разговор?

11.​ Каковы характеристики места, где проводилась запись фоно- или видеофонограммы Х или ее фрагмента (указывается время)?

12.​ В одном и том же месте, звуковой среде, проводилась запись фонограмм (звукоряда видеофонограмм) Х и Y?

13.​ В одно или разное время записаны звукоряд и видеоряд видеофонограмм?

14.​ Соответствует ли звукоряд видеофонограммы её видеоряду?

4.​ Ошибки при определении перечня материалов, необходимых эксперту для исследования.

Для проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях должны быть предоставлены следующие материалы:

1. Постановление о назначении экспертизы, в котором должны быть указаны:

  • обстоятельства уголовного дела:
  • установочные данные на подозреваемого (фамилия, имя и отчество полностью, сведения о месте и дате рождения, национальности, родном языке, образовании, профессии, месте наиболее длительного проживания, знании иностранных языков);
  • имена, фамилии, а также клички (если имеются) других лиц, принимающих участие в разговорах;
  • условия и обстоятельства звукозаписи (дата, время, тракт передачи, характеристика помещения;
  • тип и название звукозаписывающего средства (диктофона или иного устройства) использовавшегося для фиксации разговора;
  • вопросы, поставленные на разрешение экспертов.

2. Материальные носители, на которых зафиксирована фонограмма, в упакованном и опечатанном виде с удостоверяющими подписями уполномоченных должностных лиц.

Необходимо быть аккуратными при обращении с материальными носителями аудио-видеозаписей. В отдельных случаях, при их потере или порче восстановить записи не представляется возможным.

Так, в отношении сотрудника ГУ ГИБДД МВД России М. было возбуждено уголовное дело по факту получения им взятки в виде денег в размере 6000 рублей за обеспечении гарантированной сдачи квалификационных экзаменов и незаконного получения водительского удостоверения К. Во время проведения расследования данного уголовного дела сотрудники ФСБ передали следователю около 10 CD- и DVD- дисков с аудио- и видеозаписью оперативных мероприятий. Однако вследствие неосторожного обращения информация на 5-6 дисках была уничтожена в связи с физическим повреждением носителей. Утерянную информацию восстановить не удалось, что послужило одним из оснований для вынесения судом в отношении М. оправдательного приговора [8].

3. Копия протокола осмотра и прослушивания фонограмм, в котором в соответствии с ч.7 ст. 186 УПК РФ должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу и требует проведения дальнейшего экспертного исследования.

4. Образцы речи лиц, принадлежность речи которых необходимо установить на исследуемых фонограммах (в случае необходимости проведения идентификации личности по голосу и речи).

Подводя итог вышеизложенному, полагаем возможным сделать вывод, что использование приведенных рекомендаций в раскрытии и расследовании коррупционных преступлений позволит избежать возможных ошибок при назначении фоноскопических экспертиз, что обеспечить оптимизацию процесса установления истины по уголовному делу и разрешения задач уголовного судопроизводства.

  1. Ануфриева Е.А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД: монография. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. 239 с.
  2. Галяшина Е.И. Современные проблемы экспертного исследования звуковых следов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. № 4-2. С. 36-41.
  3. Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М.: Норма, 2009. 304 с.
  4. Зенкин А.Н. Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления // Законность. 2013. № 1. С. 45-47.
  5. Кудрявцева А.Ю. Получение образцов для сравнительного исследования как оперативно-розыскное мероприятие // Вестник Южно-Уральского государственного университета. С. 44-52.
  6. Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации// Эксперт-криминалист. 2009. №2. С.21-23.
  7. Приговор Железнодорожного районного суда г.Красноярска. УД № 1- 135/2011.
  8. Приговор Кольчугинского городского суда Владимирской области. УД № 1-5/2012.
  9. Хаитжанов А., Глазков А.С. Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в уголовном процессе // Труды Международного симпозиума «Надежность и качество». 2011. Том. 1. С. 221-223.

Автор: Ануфриева Екатерина Андреевна

заведующая кафедры теории и истории государства и права НОУ ВПО «Новосибирский гуманитарный институт», кандидат юридических наук

Образец ходатайства о назначении фоноскопической экспертизы

Следователю (в суд)______________________

от защитника — адвоката НО Адвокатское бюро “Дуденков и партнеры»

Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

в интересах ___________________

Х О Д А Т А Й С Т В О

о назначении фоноскопической экспертизы

(в порядке ст. 119, 120 УПК РФ)

18 июля 200_ года в отношении А. и иных лиц возбуждено уголовное дело № _______ по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 286, ч. 4 ст. 290 УК РФ. Ввиду специфики доказывания по данной категории преступлений, наиболее вероятным является предположение о наличии в распоряжении органов предварительного следствия аудионосителей с записями телефонных и иных переговоров, а также соответствующих стенограмм, в качестве доказательств причастности А. и иных лиц к совершению инкриминируемых деяний.

Отсутствие сведений о намерении процессуальной инициации соответствующего экспертного исследования с очевидностью свидетельствует о том, что у следствия отсутствуют сомнения в достоверности представленных оперативными службами аудиозаписей. Между тем уголовно-процессуальный закон не позволяет правоприменителю принимать те или иные доказательства «на веру», а обязывает оценивать каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

В связи с тем, что заявителем полностью разделяется правовая позиция Генеральной прокуратуры РФ, изложенная в «Методических рекомендациях», полагаю возможным для обоснования настоящего ходатайства ограничиться цитированием ряда положений, отраженных в «Методических рекомендаций».

«…Необходимым условием допустимости использования в уголовном деле результатов прослушивания телефонных и иных переговоров является строгое исполнение требований закона об основаниях и о порядке их производства…».

«…Инструкция (имеется в виду Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд от 13.05.98 г.) допускает представление… результатов (ОРД) в копиях, «в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводительных документах (протоколах)… Однако это положение Инструкции противоречит ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», из текста которой видно, что передаче подлежат подлинные фонограмма и бумажный носитель записи переговоров, а не их копии, что является одним из обязательных условий использования результатов ОРМ в доказывании по уголовному делу. Представляется, что в подобном случае необходимо руководствоваться требованиями закона. При этом важно, чтобы фонограмма и бумажный носитель записи переговоров полностью, а не выборочно были представлены следователю, так как именно он, ознакомившись с содержанием, должен оценить их значимость для уголовного дела…».

«…При необходимости подтверждения подлинности фонограммы, отсутствия на ней признаков монтажа, выборочной фиксации … и других имеющих значение по уголовному делу данных фонограмма должна быть подвергнута фоноскопическому экспертному исследованию…».

Установление ряда обстоятельств, касающихся зафиксированных переговоров (прежде всего, их достоверности), для настоящего уголовного дела представляется значимым, что предопределяет необходимость назначения и производства фоноскопической судебной экспертизы. Полагаю необходимым воспринимать данное ходатайство в качестве конкретного способа реализации права защитника представлять доказательства путём инициации проведения судебной экспертизы.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 119, 120, 159 УПК РФ

1. Назначить фоноскопическую судебную экспертизу, производство которой поручить экспертам, имеющим специальную подготовку по специальностям 7.1 «Исследование речи и голоса» и 7.2 «Исследование звуковой среды, условий, средств, материалов и следов магнитных звуко- и видеозаписей».

2. Поставить перед экспертами следующие вопросы:

― каково дословное содержание разговоров, зафиксированных на представленных фонограммах?

― имеются ли в представленных фонограммах признаки монтажа, выборочной фиксации, других изменений, произведенных в процессе фиксации либо в последующем?

― являются ли представленные аудиозаписи оригиналами либо копиями с оригиналов?

3. Предоставить в распоряжение экспертов, помимо объектов исследования, звукорегистрирующие устройства, на которых производились аудиозаписи.

«___» ______________ 200_ г.

С уважением, защитник (адвокат) _____________________

Проблемы назначения фоноскопической экспертизы при раскрытии и расследовании коррупционных преступлений

В статье анализируются типичные ошибки, допускаемые в практике назначения фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, связанные: с определением оригинала фонограммы и получением образцов голоса для проведения экспертного исследования; с формулировкой вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения экспертизы; с определением перечня материалов для направления на проведение экспертизы. При этом автор предлагает рекомендации, которые позволят оптимизировать процесс назначения таких экспертиз в раскрытии и расследовании коррупционных преступлений.

Коррупционные преступления характеризуются высочайшим уровнем латентности и представляют значительную сложность для их раскрытия и расследования. Основу доказательственной базы по делам указанной категории, как правило, составляют результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий [1 ] . В ходе документирования противоправной деятельности коррупционеров достаточно часто проводятся различные оперативно-розыскные мероприятия, сопровождающиеся негласной аудиозаписью бесед между субъектами коррупционных отношений. Кроме того, современный уровень научно-технического развития общества привел к появлению расширенных функций в аппаратах сотовых телефонов, использованию для коммуникаций программ видео-, аудиообщения (типа Skype, What’s upp, Viber), повсеместному распространению систем видеонаблюдения, видеорегистраторов и прочих технических средств, позволяющих с легкостью фиксировать звуковые следы [2 ] . Таким образом, практически по каждому уголовному делу о коррупционных преступлениях появляется необходимость в идентификации голосов и акустической обстановки, зафиксированных на аудио-, видеозаписях различного происхождения, и назначении фоноскопической экспертизы. При этом, как показывает анализ судебно-следственной практики, нередко возникают определенные трудности, во многом обусловленные переходом от аналоговых форм записи к цифровым, незнанием и неумением многих практических сотрудников работать со звуковыми следами на цифровых носителях.

Проведенное исследование позволило выявить ряд основных ошибок, наиболее часто возникающих в практической деятельности при назначении фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, среди которых можно выявить следующие.

1. Ошибки при определении оригинала фонограммы, подлежащей исследованию

Следует различать понятия оригинал»/»дубликат»/»копия» фонограммы и «оригинал»/»дубликат»/»копия» файла с фонограммой.

Дубликатом является точная цифровая репродукция всех информационных объектов, хранящихся на оригинальном материальном носителе. Копией же является точная репродукция информации, содержащейся в информационных объектах, независимо от материального носителя. Поэтому при копировании аудиофайла различают копию самого файла и копию фонограммы в файле.

Автор: Ануфриева Екатерина Андреевна, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Новосибирского гуманитарного института, кандидат юридических наук.

Копирование звукового файла может осуществляться при помощи стандартных функций системного программного обеспечения (при этом могут меняться свойства файла), но может производиться и при помощи звуковых программных редакторов или специализированного программного обеспечения, предназначенного для обработки цифрового звука, его редактирования и монтажа. При таком способе копирования могут меняться не только свойства самого файла, но и свойства содержащейся в нем звуковой информации.
Иногда под копией фонограммы, полученной каким-либо цифровым звукозаписывающим устройством, понимают файл, содержащий зафиксированную аудиоинформацию, но записанный в другом формате (конвертированный). В данном случае необходимо учитывать, что полученный в результате конвертации объект не является дубликатом оригинальной фонограммы, а, по сути, является видоизмененной копией, т.е. новым объектом, хотя и находящимся в определенной связи с оригиналом [3 ] .

Специфика процесса конвертации заключается в том, что звук, закодированный по одним алгоритмам в цифровом звукозаписывающем устройстве, преобразуется в новый звук, закодированный по другим алгоритмам. При этом может быть удален или создан какой-либо объем данных. Например, при конвертации из формата Wave Sound в формат MPEG Layer-3 часть исходной (оригинальной) звуковой информации будет утрачена вследствие потерь, возникающих при преобразовании и сжатии. При обратном преобразовании утраченные данные будут восполнены «нулевой» информацией. Полученная фонограмма не будет в точности соответствовать оригиналу [4 ] .

Это важно знать:  Статья 1114 ГК РФ. Время открытия наследства. Комментарии

При передаче файла по каналам связи (в том числе по сети Интернет) при нарушении соединения файл фонограммы может быть получен не полностью, а фрагментарно, что вовсе не означает, что его воспроизведение становится невозможным. В данном случае полученные фрагменты будут воспроизводиться нормально, а утраченные — игнорироваться.

Только дубликат файла с фонограммой как цифрового доказательства в точности и полностью воспроизводит оригинал. В настоящее время дубликат цифровой фонограммы может быть получен при снятии образа с оригинального носителя, в результате чего не только фонограмма сохранится в полном объеме, но будут зафиксированы свойства носителя информации. При таком способе копирования файла со звуковым сигналом не будет утрачена или изменена криминалистически значимая информация.

Важно, что и простым копированием файла могут быть внесены изменения в ряд атрибутов цифрового доказательства, в частности в дату и время создания файла. Неизменность содержания фонограммы/видеофонограммы при этом может быть обеспечена только путем верификации файла при помощи расчета контрольных сумм до и после каждой операции по его воспроизведению, репродуцированию, передаче и т.п.

В этой связи важно обратить внимание, что в практике раскрытия и расследования коррупционных преступлений понятия оригинала и копии фонограмм, копий файлов с фонограммами нередко смешиваются, что влечет экспертные, а нередко и судебные ошибки.

В этой связи имеет существенное значение различение обозначенных понятий между собой. При этом если эксперту представляется не оригинал, а копия, то дополнительно следователю необходимо представить эксперту исчерпывающие сведения о том, кем, как, в каких условиях, на какую звукозаписывающую аппаратуру производилась перезапись, поскольку только по копии без оригинала и документально зафиксированных контрольных сумм файла нельзя удостоверить его аутентичность. Таким образом, необходимо учитывать, что сложность в процессуальной оценке цифровых фонограмм как доказательств заключается в возможности их фальсификации без оставления видимых следов проведенных манипуляций, которые на современном уровне науки и техники не всегда могут быть обнаружены в ходе экспертного исследования [5 ] .

2. Ошибки при получении образцов для сравнительного исследования

Получение сравнительных образцов устной речи является основным этапом подготовки материалов при назначении фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях.

Особое внимание при изъятии образцов голоса коррупционеров следует обратить на следующие моменты:

  • отбор образцов речи, как свободных, так и экспериментальных, должен быть оформлен процессуально;
  • образцы могут быть представлены как на аудио-, так и на видеоносителях;
  • при использования цифрового устройства использовать только формат wav (Microsoft Wave), исключить формат mp3 и др. использующие алгоритм сжатия;
  • не использовать автоматическую регулировку уровня записи и режим автоматического срабатывания записи на голос;
  • перед проведением звукозаписи на устройствах, имеющих автономное питание, следует убедиться в том, что используемые элементы питания новые и срок их годности не истек;
  • при записи на устройства, имеющие встроенные микрофоны и возможность подключения выносных микрофонов, предпочтительно пользоваться выносными микрофонами;
  • микрофон должен находиться прямо перед лицом на расстоянии 20 — 50 см;
  • объем образцов должен быть не менее 15 минут звучания;
  • образцы должны изыматься у лица, находящегося в нейтральном эмоциональном состоянии;
  • речь подозреваемого коррупционера не должна прерываться лицом, проводящим изъятие образцов, и какими-либо посторонними шумами (работающий компьютер, муниципальные шумы, реплики посторонних лиц, стук, сигналы вызова телефона и пр.);
  • образцы речи не должны представлять собой чтение заранее подготовленного текста, за исключением случаев наличия на спорной фонограмме читаемого текста;
  • реплики лица, у которого отбираются образцы речи, должны представлять собой высказывания как можно большей длины.

Кроме того, в практике расследования коррупционных преступлений встречается несоблюдение вышеуказанных правил сбора образцов голоса в ситуациях, когда лицо согласно предоставить такие образцы. Достаточно грубые ошибки допускаются при получении образцов голоса у подозреваемых (обвиняемых), отказывающихся от их дачи, что после составления следователем протокола получения образцов для сравнительного исследования, в котором лицо засвидетельствовало свой отказ добровольно дать образцы голоса, следователь на основании п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ дает поручение органу дознания об их истребовании путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе тайно от подозреваемого, обвиняемого. Оперативный работник на основании поручения осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, например опрос с негласным применением средств аудио-, видеозаписи, результаты которых затем направляет следователю для использования при производстве фоноскопической экспертизы. Указанная ситуация является не вполне законной.

Конституционный Суд РФ в Определении от 25 февраля 2010 г. N 261-О-О вполне конкретно указал, что ст. 186 и 202 УПК РФ не допускают возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного ими порядка производства следственных действий. Проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности ст. 202 УПК РФ «Получение образцов для сравнительного исследования», установлена специальная процедура. Аналогичная позиция следует из Определений Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 104-О-О и 1 декабря 1999 г. N 211-О [6 ] .

Вместе с тем полагаем, что при отказе подозреваемого, обвиняемого предоставить следователю образцы голоса в порядке ст. 202 УПК и отсутствии таковых в деле оперативного учета ничто не препятствует оперативному сотруднику их получить посредством оперативно-розыскных мероприятий в целях реализации названной задачи оперативно-розыскной деятельности [7 ] . После чего следователь праве их изъять в оперативном подразделении посредством составления протокола выемки с предварительным снятием соответствующим должностным лицом с указанных образцов голоса грифа секретности. И тогда ни о каком исполнении поручения следователя и, как следствие, подмене следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями не нужно будет вести речь, так как мы говорим о сборе образцов для сравнительного исследования с целью отработки проверяемого лица на выявление, предупреждение, пресечение другого преступления, не связанного с расследуемым.

Кроме того, не исключается вариант условно скрытного получения образцов голоса подозреваемого в совершении коррупционного преступления в ходе проведения следственных действий. Так, в отношении Ш. было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 290 УК РФ, которая, состоя в должности врача-колопроктолога поликлиники, за взятки в виде денег в размере 4 тыс. рублей неоднократно выдавала листки о временной нетрудоспособности. В ходе проведения расследования Ш. отказалась от предоставления образцов своего голоса. Следователь принял решение о проведении дополнительного допроса Ш. с использованием технических средств аудиозаписи. Впоследствии аудиозапись данного допроса была использована для проведения фоноскопической экспертизы. Несмотря на доводы Ш. о нарушении установленного порядка получения образцов для сравнительного исследования, суд признал законным и допустимым такой способ получения образцов голоса, поскольку в ходе проведения допроса Ш. был составлен протокол допроса, в котором сделана отметка о применении технических средств, о разъяснении прав и обязанностей подозреваемой Ш., а также присутствует подпись самой Ш. [8 ] .

3. Ошибки при формулировании вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы

Как показали результаты проведенного в ходе исследования анкетирования практических сотрудников, 82% следователей, занимавшихся расследованием коррупционных преступлений, сталкиваются с трудностями при определении вопросов, подлежащих разрешению в ходе фоноскопической экспертизы. Кроме того, 76% опрошенных экспертов-фоноскопистов отметили, что к ним поступали постановления о проведении фоноскопической экспертизы, в которых такие вопросы были сформулированы неверно.

Можно привести следующий перечень корректной формулировки вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях:

  1. Каково дословное содержание разговора, записанного на фоно-, видеофонограмме?
  2. Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на фоно-, видеофонограмме?
  3. Одному или разным лицам принадлежит речь, записанная на фоно- или видеофонограммах X и Y?
  4. Принадлежит ли речь или ее фрагменты, записанные на фоно- или видеофонограмме X, гр. N, образцы речи которого представлены на фонограмме Y?
  5. Какие сведения, характеризующие личность говорящего, можно получить по представленной фонограмме его речи?
  6. Имеются ли на фонограмме или ее фрагментах признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в нее после окончания звукозаписи? Каким образом эти изменения отражаются на аутентичности фонограммы или ее соответствии реально происходившему событию?
  7. Является ли фонограмма оригиналом или копией?
  8. Использовалось ли представленное устройство (диктофон или иное звукозаписывающее устройство) для записи фонограммы X?
  9. Какова природа (или источник) звуковых сигналов, записанных на фоно- или видеофонограмме X?
  10. В какой звуковой среде (в помещении, на улице, салоне автомобиля и т.п.) проходил записанный на фоно- или видеофонограмме X разговор?
  11. Каковы характеристики места, где проводилась запись фоно- или видеофонограммы X или ее фрагмента (указывается время)?
  12. В одном и том же месте, звуковой среде проводилась запись фонограмм (звукоряда видеофонограмм) X и Y?
  13. В одно или разное время записаны звукоряд и видеоряд видеофонограмм?
  14. Соответствует ли звукоряд видеофонограммы ее видеоряду?

4. Ошибки при определении перечня материалов, необходимых эксперту для исследования

Для проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях должны быть предоставлены следующие материалы.

1. Постановление о назначении экспертизы, в котором должны быть указаны:

  • обстоятельства уголовного дела;
  • установочные данные на подозреваемого (фамилия, имя и отчество полностью, сведения о месте и дате рождения, национальности, родном языке, образовании, профессии, месте наиболее длительного проживания, знании иностранных языков);
  • имена, фамилии, а также клички (если имеются) других лиц, принимающих участие в разговорах;
  • условия и обстоятельства звукозаписи (дата, время, тракт передачи, характеристика помещения);
  • тип и название звукозаписывающего средства (диктофона или иного устройства), использовавшегося для фиксации разговора;
  • вопросы, поставленные на разрешение экспертов.

2. Материальные носители, на которых зафиксирована фонограмма, в упакованном и опечатанном виде с удостоверяющими подписями уполномоченных должностных лиц.
Необходимо быть аккуратными при обращении с материальными носителями аудио-, видеозаписей. В отдельных случаях при их потере или порче восстановить записи не представляется возможным.

3. Копия протокола осмотра и прослушивания фонограмм, в котором в соответствии с ч. 7 ст. 186 УПК РФ должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу и требует проведения дальнейшего экспертного исследования.

4. Образцы речи лиц, принадлежность речи которых необходимо установить на исследуемых фонограммах (в случае необходимости проведения идентификации личности по голосу и речи).

Подводя итог вышеизложенному, полагаем возможным сделать вывод, что использование приведенных рекомендаций в раскрытии и расследовании коррупционных преступлений позволит избежать возможных ошибок при назначении фоноскопических экспертиз, что обеспечит оптимизацию процесса установления истины по уголовному делу и разрешения задач уголовного судопроизводства.

[1 ] Ануфриева Е.А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД: монография. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. С. 3.

[2 ] Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 21.

[3 ] Галяшина Е.И. Современные проблемы экспертного исследования звуковых следов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. N 4-2. С. 39.

[5 ] Хаитжанов А., Глазков А.С. Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в уголовном процессе // Труды Международного симпозиума «Надежность и качество». 2011. Т. 1. С. 222.

[6 ] Зенкин А.Н. Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления // Законность. 2013. N 1. С. 46.

[7 ] Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 45.

[8 ] Приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска. УД N 1-135/2011.

[9 ] Приговор Кольчугинского городского суда Владимирской области. УД N 1-5/2012.

  1. Ануфриева Е.А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД: монография. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. 239 с.
  2. Галяшина Е.И. Современные проблемы экспертного исследования звуковых следов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. N 4-2. С. 36 — 41.
  3. Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М.: Норма, 2009. 304 с.
  4. Зенкин А.Н. Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления // Законность. 2013. N 1. С. 45 — 47.
  5. Кудрявцева А.Ю. Получение образцов для сравнительного исследования как оперативно-розыскное мероприятие // Вестник Южно-Уральского государственного университета. С. 44 — 52.
  6. Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 21 — 23.
  7. Приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска. УД N 1-135/2011.
  8. Приговор Кольчугинского городского суда Владимирской области. УД N 1-5/2012.
  9. Хаитжанов А., Глазков А.С. Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в уголовном процессе // Труды Международного симпозиума «Надежность и качество». 2011. Т. 1. С. 221 — 223.

Статья написана по материалам сайтов: cyberleninka.ru, kriminalisty.ru, pravo163.ru, www.expertsud.ru.

»

Предыдущая
СтатьиОскорбление судьи статья 297
Следующая
СтатьиПлан закупок по статье 17 закона № 44-ФЗ: образец документа, процедура разработки, утверждения, публикации и внесения изменений
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector