+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Статья 110.2 УК РФ. Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства

(введена Федеральным законом от 07.06.2017 N 120-ФЗ)

ч 1. Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства путем распространения информации о способах совершения самоубийства или призывов к совершению самоубийства, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

(в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 248-ФЗ)

ч 2. То же деяние, сопряженное с публичным выступлением, использованием публично демонстрирующегося произведения, средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет»), —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового.

(в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 248-ФЗ)

Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее соответствующую преступную деятельность и активно способствовавшее раскрытию и (или) пресечению преступлений, предусмотренных статьями 110, 110.1 настоящего Кодекса или настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к ст. 110.2 УК РФ

Формирование ответственности по статье определяется двумя направлениями деятельности:

  • Действия человека или же группы лиц, направлены на распространение и доступность информации, которая выступает своеобразным практическим советом к самоубийству;
  • Действия такого же характера (распространение, рекомендации, указания), но с использованием средств информации массового характера.

Все действия, которые напрямую связаны с активизацией интереса к самоубийству, какие-то рекомендации осуществления таких действий, советы по исполнению процесса — это уголовно наказуемое преступление.

Законодатель устанавливает, что если лицо, которое совершило данное преступление, но, самостоятельно прекратило незаконные действия, освобождается от уголовной ответственности.

Самоубийство — действие, которое человек осуществляет самостоятельно с целью лишения себя жизни. Такие действия являются добровольными, тем не менее, воздействие на сознание человека, которое приводит к добровольному лишению воли, считается преступлением, как и побуждение к таким действиям. Причиной самоубийства или же суицида может служить психическая нестабильность человека, определенные проблемы на работе или же в семейной жизни, отсутствие возможностей реализации своих желаний, проигрыш, долги и пр.

Также в качестве причины можно рассматривать негативное воздействие различных групп, которые направляют, как правило, подростков, к решению лишить себя жизни целенаправленно и самостоятельно, чтобы не испытывать каких-то разочарований, сложностей, попасть в лучший мир. И если в первом случае, когда человек самостоятельно запутавшись в определенных нюансах своей жизни, принимает поистине добровольное решение о самоубийстве, не формируется никакой ответственности для тех лиц, которые, по сути, стали основой проблемы, но в случае создания специальных групп и обучению людей самоубийству, инициаторы получают наказание.

Судебная практика знает немало интересных дел по вопросу эвтаназии, которая по закону считается убийством. Эвтаназия представляет собой действия, направленные на умерщвление человека, который неизлечимо болен и испытывает адские мучения. Он сам может желать смерти, но выполнение его просьбы врачом или же близкими в нашей стране считается не самоубийством, а именно убийством, что влечет за собой серьезные виды наказаний.

Данные всемирной организации здравоохранения говорят о том, что каждые 40 секунд в мире происходит одно самоубийство. Статистика гласит, что среди причин, которые становятся основой смерти молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет (расчет мирового масштаба) самоубийства занимают второе место. Соответственно, с пропагандой, которая может привести человека к желанию совершить самоубийство следует бороться.

Адвокат по ст. 110, 110.1, 110.2 УК РФ Доведение, склонение к самоубийству

Адвокат по ст. 110, 110.1, 110.2 УК РФ, защита по доведению до самоубийства, склонению к совершению самоубийства, организации деятельности на побуждение к самоубийству.

Уголовный кодекс выделят несколько составов, предусматривающих уголовную ответственность за побуждение различными способами другого лица к совершению самоубийства, это ст. 110 УК РФ Доведение до самоубийства, ст. 110.1 УК РФ Склонение или содействие совершению самоубийства и ст. 110.2 УК РФ Организация деятельности, направленной на побуждение к самоубийству.

Состав ст. 110 УК РФ предусматривает доведение до самоубийства путем угроз, жестокого обращения, систематического унижения. Причем ответственность предусмотрена даже при тех обстоятельствах, если потерпевшему не удалось покончить с жизнью (покушение на самоубийство). Ответственность по простому составу доведения до самоубийства предусмотрена до 6 лет лишения свободы, таким образом преступление квалифицируемое по части первой ст. 110 УК РФ является тяжким. Квалифицирующими признаками, образующими более тяжкий состав по части второй ст. 110 УК РФ, являются доведение до самоубийства несовершеннолетнего или потерпевшего в беспомощном состоянии, женщины в состоянии беременности, двух или более лиц, группой лиц, в публичном выступлении. Ответственность по части второй ст. 110 УК РФ более суровая и предусматривает до 15 лет лишения свободы, что относится к категории особо тяжких преступлений.

Ст. 110.1 УК РФ Склонение к самоубийству, по сравнению с доведением до самоубийства является менее тяжким составом. Диспозиция части первой ст. 110.1 УК РФ предусматривает склонение к самоубийству путем уговоров, предложений, подкупа, обмана, то есть без применения каких-либо насильственных действий или унижений. Часть вторая предусматривает ответственность за содействие в совершении самоубийства путем советов, указаний, предоставления информации или средств (орудий) совершения самоубийства. Часть третья ст. 110.1 УК РФ содержит квалифицирующие признаки, аналогичные по своему содержанию со с частью второй ст. 110 УК РФ. Ст. 110.1 УК РФ интересна тем, что составы преступления указанные в части первой, второй и третьей не предполагают совершения самоубийства потерпевшим, преступление считается оконченным с момента совершения действий по склонению или к совершению самоубийства. Если указанные действия принесли те результаты, на которые были направлены, а именно если самоубийство или его попытка имела место быть со стороны потерпевшего, то действия квалифицируются по более тяжким составам, предусмотренным частями четвертой, пятой и шестой ст. 110.1 УК РФ, за что предусмотрена ответственность на срок до десяти, двенадцати и пятнадцати лет соответственно.

Состав ст. 110.2 УК РФ предполагает организацию деятельности, направленной на совершение самоубийства путем распространения информации о способах совершения самоубийства или призывов к его совершению. Простой состав ст. 110.2 УК РФ предусматривает уголовную ответственность в виде лишения свободы до десяти лет, квалифицированный состав (организация деятельности побуждающей к самоубийству в публичном выступлении, через СМИ или интернет) до пятнадцати лет лишения свободы.

Что может считаться доведением, склонением к самоубийству или организацией деятельности побуждающей к его совершению

Под ответственность по указанным статьям, связанным с самоубийством могут подпадать различные действия насильственные и не насильственные, направленные на лишение потерпевшим себя жизни. И если с составами ст. 110 и 110.1 УК РФ в целом все понятно, в первом случае совершить самоубийство побуждают насильственные действия (угрозы, жестокое обращение, унижения) обвиняемого, а во втором обвиняемый склоняет или содействует самоубийству своими действиями, то с квалификацией действий подпадающих под состав ст. 110.2 УК РФ могут возникнуть трудности. Бурную реакцию общества вызвали сообщения СМИ об участившихся случаях вовлечения несовершеннолетних в различные группы смерти «Синий кит», пропагандирующие самоубийство, и это понятно, без всякого сомнения указанные факты являются опасным явлением и требуют адекватной реакции со стороны правоохранительных органов. Но другой вопрос в том, как быть с художественными произведениями литературы, кино, в которых демонстрируются способы совершения самоубийства и действия по подготовке к нему. Опасно явление когда борьба с организацией сообществ самоубийц приобретает характер компании, тогда под общую гребенку часто попадают невиновные.

Защита по доведению, склонению к самоубийству или организации деятельности побуждающей к его совершению

Защита по делам о самоубийстве строиться на тщательном анализе обстоятельств дела. Для следствия необходимо доказать причинно-следственную связь между действиями обвиняемого и совершением потерпевшим действий направленных на самоубийство. Различные по тяжести и диспозиции, но вместе с тем схожие составы преступлений по ст. ст. 110, 110.1, 110.2 УК РФ предусматривающие ответственность за доведение, склонение, способствование и организацию деятельности способствующей совершению самоубийства требуют тщательного анализа всех обстоятельств дела, иначе растет вероятность ошибочной квалификации, что часто допускается правоохранительными органами. Задача адвоката при защите на предварительном следствии заключается в недопущении обвинения подзащитного по более тяжкой статье.

Если Вам или Вашему родственнику грозит обвинение по одному из составов ст.ст. 110, 110.1 или 110.2 УК РФ по делу о доведении, склонении или организации деятельности побуждающей к его совершению самоубийства, скорейшее обращение к адвокату по уголовным делам может помочь взять ситуацию под свой контроль и выйти из нее с минимальными последствиями насколько это возможно. Чтобы связаться с адвокатом звоните по телефону указанному на сайте.

СКЛОНЕНИЕ К СОВЕРШЕНИЮ СУИЦИДА И ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА: НОВЕЛЛА ИЛИ КОЛЛИЗИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РФ?

студент, кафедры юриспруденции ЧИ БГУ,

Жизнь человека — высшая ценность в любом цивилизованном обществе, поэтому совершенствование правового механизма охраны жизни человека во все времена представляется актуальным.

В статье 20 Конституции Российской Федерации установлено, что каждый имеет право на жизнь. В российском законодательстве имеет место норма, предусматривающая уголовную ответственность за доведение до самоубийства. Суицидальная ситуация в России весьма сложная [1, с.24].

Законодательным органом в 2017 году ужесточено наказание за склонение к суицидам, введены в УК РФ новые нормы, необходимость внесения изменений продиктована тем, что жертвами становятся «несовершеннолетние с неустойчивой психикой» [5].

Федеральным законом от 07.06.2017 № 120-ФЗ УК РФ был дополнен двумя нормами об ответственности за посягательство на жизнь: ст. 110.1 («Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства») и ст. 110.2 («Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства») УК РФ.

Цель работы – рассмотреть нюансы юридической техники построения составов преступлений, связанных с доведением до самоубийства.

Под суицидом подразумевается «результат действия, преднамеренно начатого и совершенного человеком с полным знанием или ожиданием фатального исхода». Термин «суицид» ввел английский врач Томас Браун для обозначения одной из крайних форм девиантного поведения. Показатель суицидальной активности — наиболее объективный критерий психического здоровья населения[3].

Статья 110 Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за преступления — доведение до самоубийства. В УК РСФСР 1960 г. имелась аналогичная статья, которая входила в главу «Преступления против жизни» (ст. 107 УК РСФСР) [5, c.15]. Существенное отличие ст. 110 УК РФ от ст. 107 УК РСФСР 1960 г. состоит в том, что в действующем законе отсутствует такое условие уголовной ответственности, как нахождение лица, покончившего с собой, в материальной или иной зависимости от виновного. В первоначальной редакции ст. 110 УК РФ данный признак отсутствовал, и был введён ФЗ от 07.06.2017г.№120-ФЗ в числе других. Тем самым сфера применения данной статьи расширена в интересах защиты жизни граждан.

Это важно знать:  Статья 235 ГК РФ. Основания прекращения права собственности

Прежний УК РСФСР позволял в ряде случаев, например, злостным клеветникам уклоняться от уголовной ответственности за доведение до самоубийства.

Необходимо отличать самоубийства от доведения до самоубийства. Это не только различные понятия, но и прежде всего, различные действия, которые в первом случае исключает уголовную ответственность, а во втором — её предусматривает и относит данное преступление к категории тяжких преступлений.

Доведение до самоубийства относится к преступлениям против жизни. Следовательно, основным объектом преступления являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Убийство потерпевшим самого себя – это, прежде всего, способ причинения смерти. Все остальное относится к обстоятельствам, ее повлекшим. В случае если смерть потерпевшего охватывалась умыслом виновного, т.е. все совершаемые им действия были направлены на создание условий для ее наступления, следовательно, и содеянное будет являться именно умышленным причинением смерти. В соответствие с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии). К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее [2]. И если виновное лицо осознаёт данный факт и ведёт постоянные беседы с суициде и его пользе, его действия надлежит квалифицировать по данному пункту.

Примером может служить приговор Ставропольского краевого суда от 9 сентября 2016 года, в котором Н.М. Грец был осужден по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ убив в лесном массиве Данчука А.В. Преступление квалифицировалось по данному пункту данной статьи ввиду того, что потерпевший имел заболевание детский целебральный паралич, а, следовательно, в условиях лесного массива, ввиду состояния своего здоровья не мог оказать сопротивление нападавшему[2].

Объективная сторона преступления доведения до самоубийства выражается деянием в форме действия или бездействия, последствий в виде самоубийства или покушения на самоубийство потерпевшего и причинной связи между ними. Самоубийство может быть совершено не только путем действия, но и весьма в редких случаях путем бездействия (например, посредством отказа от пищи) [4].

Способ доведения до самоубийства включают в себя угрозы. В юридическом словаре термин «угроза» представлен следующим образом: в праве словесно, письменно или другим способом выраженное намерение нанести физический, материальный или иной вред какому-либо лицу или общественным интересам; один из видов психического насилия над человеком [4, c.8].

Для признания угрозы способом доведения до самоубийства имеет значение не только её содержание, но и повторяемость, продолжительность. Для наличия состава преступления не имеет значения форма, в которой выражаются угрозы: устно или письменно, открыто или анонимно.

Понятие «угроза применения насилия» подразумевает под собой угрозу применения насилия вообще. При рассмотрении дел, связанных с применением угрозы насилия во всех случаях, устанавливают наличие «реальности» осуществления таких угроз.

Содержание психического насилия является принуждение как психический фактор внешней среды. Принуждение воздействует на психику человека. Анализ определенных норм действующего уголовного законодательства позволяет сделать вывод, что законодатель под формой проявления криминального принуждения понимает угрозу [3, c.9].

Под жестоким обращением понимается причинение несовершеннолетнему особых физических и психических страданий путем нанесения побоев, причинения легкого вреда здоровью, лишения свободы передвижения, еды, одежды, угроз расправиться и т.п.

Жестокое обращение может выражаться как в совершении действий, образующих самостоятельный состав преступления (например, умышленное причинение вреда здоровью, истязание), так и в иных действиях. Жестоким обращением могут быть признаны, в частности, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар, понуждение к действиям сексуального характера, лишение пищи, жилья, работы, ущемление иных прав потерпевшего [6].

Преступление считается оконченным в момент самоубийства или покушения на него со стороны потерпевшего. Самоубийство может быть совершено и путем бездействия (например, посредством отказа от пищи).

На сегодняшний день потерпевшими в основном являются несовершеннолетние с их неокрепшей психикой», а также женщины, страдающие от истязание мужей, сожителей и исходя из этого целью принятия законодательных новелл является предупреждение распространения практики побуждения к суицидам.

Законодатель, конструируя признаки новых составов преступлений, очевидно, ориентировался на уже известные законодательные модели преступлении, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлении и антиобщественные действия, а также отдельные террористические и экстремистские преступления [1].

Ю.П. Синельщиков придерживается мнения о том, что действующая на протяжении десятилетий статья УК, предусматривающая уголовную ответственность за доведение до самоубийства (ст. 110) фактически не работает. Статьи 110.1 и 110.2 УК являются более трудными в доказывании и показатели по ним будут еще более скромными. Обе новоиспеченные статьи, к сожалению, не будут востребованы [7, c.2].

Следует правильно разграничивать доведение до самоубийства и склонение к самоубийству. С этимологической точки зрения доведение — «дорабатывание, доставление, погружение». В современном толковом словаре Т.Ф. Ефремовой, доведение рассматривается как «процесс действия» или «результат такого действия» [3, c.56].

В Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой термин «склонять» толкуется как «убедить в необходимости решения» (склонить к побегу, на свою сторону) [8].

Доведение до самоубийства является материальным составом преступления. Момент его окончания связан с совершением самоубийства или покушением на самоубийство. В то время как склонение к совершению самоубийства не требует наступления указанных последствий. Из этого не следует делать вывод, что отсутствие общественно опасных последствий является специфическим признаком склонения к совершению самоубийства, поскольку самоубийство и покушение на самоубийство может быть особо квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ст.110.1 УК РФ.

Склонение же к совершению самоубийства может быть путем уговоров, предложений, подкупа, обмана или иным способом, т.е. в интеллектуальной форме, при отсутствии признаков доведения до самоубийства и перечень способов склонения является открытым, а это значит, что интеллектуальное воздействие подразумевается, как преимущественная, но не исключительная форма склонения к самоубийству по ст.110.1 УК РФ.

Таким образом, распространение информации, содержащей сведения о побуждении детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству, запрещено в силу закона. Суд административное исковое заявление прокурора удовлетворил [1].

Следующая законодательная новелла закреплена в ст. 110.2 УК РФ, данная норма предусматривает уголовную ответственность за организацию деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства путем распространения информации о способах совершения самоубийства или призывов к совершению самоубийства.

Сравнительный анализ признаков ст.110.1 и 110.2 УК РФ позволяет сделать вывод, что эти нормы различаются по характеру склонения к самоубийству: конкретизированное склонение предусмотрено ст.110.1 УК РФ, а, соответственно, не конкретизированное (не персонифицированное) — ст. 110.2 УК РФ. В пользу этой трактовки говорит включение в изучаемую норму призывов к осуществлению самоубийства [1].

Отвечая на вопрос склонение к совершению суицида и доведение до самоубийства — это новелла это или коллизия, прежде всего следует разграничить эти понятия. Новелла-это изменение, которое вновь изданный правовой акт вносит в действующее законодательство, а коллизия — разногласия или противоречие между нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, склонение к суициду и самоубийству это новелла в законодательстве которая постоянно изменяется и по сей день, потому что все чаще и чаще склоняют к суицидным действиям, а коллизия здесь не уместна, так как нормы не противоречат друг другу, а дополняют их.

Доведение до самоубийства — статья, ответственность за доведение до суицида

Особенная часть УК РФ указывает на то, что права человека на жизнь и здоровье являются наивысшей ценностью, которая подлежит государственной охране. Именно поэтому лишение другого лица жизни, независимо от способа совершения преступления, влечет за собой довольно строгое наказание. Не исключением из этого правила является и доведение до суицида.

Доведение до самоубийства

Вопрос о квалификации такого преступного деяния, как доведение до самоубийства, имеет свои тонкости и нюансы. Именно поэтому ниже будут рассмотрены основные вопросы, касающиеся терминологических особенностей и признаков этого деяния, позволяющих привлечь виновное лицо к мерам уголовного воздействия. Остановимся на этом несколько подробнее.

Общее понятие

Законодательного определения данного термина не существует. При этом под доведением до самоубийства необходимо понимать преступное поведение субъекта, направленное на лишение жизни другого лица, за которое наступает ответственность в рамках уголовного закона.

Состав преступления

Если говорить об особенностях преступного деяния, выражающегося в действиях, направленных на доведение другого человека до суицида, то необходимо сказать о составе этого преступления. Он подразумевает под собой совокупность следующих элементов:

  1. Объект – право гражданина на жизнь.
  2. Объективная сторона, которая может быть выражена как в форме активных действий, так и в бездействии (например, уклонение от оказания помощи родителям больного ребенка, которые в ней очень нуждаются). Учитывая тот момент, что состав является материальным, то для его юридического окончания требуется наступление негативного результата, то есть суицида или покушения на него потерпевшим. Кроме этого, необходимо установить причинно-следственную связь между этими событиями. Также следует отметить, что в данном случае немаловажное значение имеет способ совершения преступления – угрозы, жестокое обращение либо систематическое унижение человеческого достоинства.

Важно: жестокое обращение может выражаться в нанесении телесных повреждений, лишении средств к существованию, жилья или пищи. Также оно может носить и психологическое воздействие.

  1. Субъектом посягательства выступает физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
  2. Субъективная сторона может характеризоваться умыслом (прямым, косвенным) и неосторожностью (легкомыслие, небрежность).

Важно: отсутствие хотя бы одного из указанных признаков лишает правоприменителя возможности привлечь виновное лицо к уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ).

Квалифицирующие признаки

До июня 2017 года статья о доведении до самоубийства имела в своем содержании лишь один основной состав. Федеральным законом № 120 от 07.06.2017 г. указанная норма права была дополнена частью 2, то есть квалифицирующими признаками. Это означает, что законодатель ужесточил наказание за доведение до суицида в следующих случаях:

  • если деяние совершается в отношении несовершеннолетнего, беспомощного лица либо находящегося от виновного в какой-либо зависимости (например, материальной);
  • если сознанием виновного охватывается, что посягательство осуществляется в отношении беременной женщины;
  • деяние совершается в отношении двух и более лиц (в данном случае не имеет значения, осуществлялись ли действия виновного по отношению сразу к нескольким пострадавших либо имелся временной промежуток);
  • преступление совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК РФ определяет их в качестве форм соучастия, при этом для группы лиц по предварительному сговору является характерным заранее имеющаяся договоренность о совместном совершении преступления, а для организованной группы, помимо этого, необходимо наличие признака устойчивости);
  • преступление совершалось в публичном выступлении, демонстрирующемся произведении в СМИ или Интернете.
Это важно знать:  Статья 15 АПК РФ. Судебные акты арбитражного суда, Верховного Суда Российской Федерации

Статья УК РФ и ответственность

Доведению до самоубийства в УК России отведена ст. 110. При этом ч. 1 указанной нормы права (доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство) предусматривает следующие виды наказания:

  • принудительные работы сроком до 5 лет;
  • лишение свободы от 2 до 6 лет.

Важно: при назначении судом любого из указанных видов наказания он может применить к лицу дополнительную санкцию — лишение занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до 7 лет.

За совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 110 УК России (то есть доведение до самоубийства при отягчающих обстоятельствах), судом может быть применено только лишение свободы на срок от 8 до 15 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 10 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет или без него.

Назначение наказание осуществляется с учетом норм Общей и Особенной частей УК России, личности виновного лица и его роли в совершении преступления. При необходимости получения более подробной информации любой заинтересованный гражданин может задать вопрос юристу.

Как доказать факт доведения до суицида?

Для того чтобы квалифицировать совершенное деяние по ст. 110 УК РФ, необходимо собрать доказательственную базу. В основу обвинения могут быть положены:

  • свидетельские показания;
  • предсмертная записка;
  • наличие информации из переписки, телефонных переговоров;
  • наличие у виновного сведений, которые каким-либо образом могли порочить честь потерпевшего.

Есть ли наказание за попытку доведения до самоубийства?

Ст. 110 УК РФ не определяет в качестве преступных действий попытку доведения до самоубийства по той простой причине, что доказать ее совершение является достаточно проблематично. В то же время в уголовный закон были введены такие статьи, как:

  • «Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства» (ст. 110.1);
  • «Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства» (ст. 110.2).

Именно эти правовые нормы могут позволить привлечь к ответственности тех лиц, противоправные действия которых не подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 110 УК России.

В завершение рассматриваемой темы необходимо сказать о том, что участившиеся случаи суицида, в том числе среди подростков, заставили законодателя пересмотреть норму о доведении человека до самоубийства и ужесточить наказание за совершение указанного преступления.

Деятельность, направленная на побуждение детей к суицидальному поведению: возможности судебно-психологической экспертизы 1108

В последние годы в Российской Федерации возрастает количество самоубийств несовершеннолетних, в том числе – совершенных под воздействием средств массовой информации. Эта проблема активно обсуждается журналистами, психологами, психиатрами, юристами [3; 7; 11; 14; 18; 19]. В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», к информации, запрещенной для распространения среди детей, относится информация, побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству. Введен в действие Федеральный закон от 7 июня 2017 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия деятельности, направленной на побуждение детей к суицидальному поведению», в котором установлена уголовная ответственность за склонение к совершению самоубийства или содействие в его совершении (ст. 110.1 УК РФ), в частности за «содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением информации». Квалифицированный состав преступления включает те же деяния, совершенные: в отношении несовершеннолетнего; в публичном выступлении, в публично демонстрируемом произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»). Также введена уголовная ответственность за организацию деятельности, направленной на побуждение граждан к совершению самоубийства путем распространения информации о способах совершения самоубийства или призывов к совершению самоубийства, в том числе – сопряженное с публичным выступлением, использованием публично демонстрирующегося произведения, средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет») (ст. 110.2 УК РФ). Речь идет об ответственности для администраторов так называемых «групп смерти» и организаторов любых неформальных сообществ в сети «Интернет», деятельность которых направлена на побуждение к совершению самоубийства [1] .

В результате законодательных нововведений возникает еще одна юридически значимая для судебно-психологической экспертизы (СПЭ), связанной с суицидом, ситуация, особенностью которой являются ранее не существовавшие уголовно-правовые последствия.

В связи с этим актуальным является анализ уже существующих видов судебно-психологических и комплексных судебных психолого-психиатрических (КСППЭ) экспертиз, связанных с самоубийством. На сегодняшний день проблема таких СПЭ и КСППЭ крайне запутана. Расходятся мнения о предмете данного вида экспертизы, в зависимости от этого разные исследователи предлагают отличные друг от друга формулировки вопросов, которые следственные и судебные органы должны ставить перед экспертами. Это связано, в первую очередь, с тем обстоятельством, что судебные экспертизы по факту суицида или возможного суицида имеют различные правовые последствия в зависимости от того, какая юридически значимая ситуация обусловила потребность в назначении экспертизы.

Одним из первых о такой СПЭ писал М.М. Коченов еще в 1978 г.: «В следственной и судебной практике встречаются случаи инсценировок под самоубийства и сознательного доведения до самоубийства. Именно с этими двумя категориями уголовных дел мы связываем главные перспективы развития посмертной судебно-психологической экспертизы… Основная задача посмертной судебно-психологической экспертизы сводится к тому, чтобы ответить на вопрос, было ли психическое состояние человека… в период, предшествовавший смерти, предрасполагающим к самоубийству и, если оно таковым было, чем это состояние вызывалось» [6, с. 29].

И.А. Кудрявцев, обсуждая КСППЭ по факту самоубийства, отмечал: «На основании исследования содержащихся в деле данных о личности, психическом состоянии и их динамике эксперты должны решить две основные задачи: имелось ли у лица, по следственной версии (предположительно) покончившего жизнь самоубийством, в период, предшествовавший его смерти, психическое состояние, предрасполагающее к самоубийству; каковы причины развития этого состояния» [8, с. 143].

Таким образом, были выделены три различные ситуации, явившиеся поводом назначения судебной экспертизы: 1) убийство, «замаскированное» под самоубийство; 2) доведение до самоубийства; 3) проверка версии о самоубийстве. Вышеназванные авторы солидарны в том, что в компетенцию эксперта-психолога входят два вопроса: 1) Имелось ли у подэкспертного психическое состояние, предрасполагающее к самоубийству? 2) Если было, то каковы причины возникновения и развития этого состояния?

Аналогичной позиции придерживались и многие другие исследователи.

Один из авторов настоящей статьи [15; 16; 17], пришел к выводу, что когда у следственных органов нет четкой уверенности в том, что имел место факт самоубийства (а не убийства или несчастного случая), заключение эксперта играет важную роль для выяснения тех или иных обстоятельств, характеризующих личность суицидента. Но в таких случаях недопустимо использовать экспертные выводы в качестве доказательства при определении рода смерти. Например, человек может находиться в депрессии, высказывать суицидальные мысли и намерения и именно в этот промежуток времени стать жертвой убийства (отравления, повешения и т. д.). В данном случае использование заключения эксперта о наличии, например, депрессивного состояния у подэкспертного, сопровождавшегося суицидальными мыслями и намерениями, в качестве доказательства того, что он действительно совершил самоубийство, будет несомненной судебной ошибкой. Исходя из сказанного, предпочтительнее назначать судебно-психологическую экспертизу при наличии доказанности факта самоубийства. Предметом СПЭ или КСППЭ в этом случае будет психическое состояние суицидента в период, предшествовавший самоубийству (при недоказанности самоубийства: в период, предшествовавший смерти).

В работе Т.П. Печерниковой, Т.Н. Туденевой [12]
также подчеркивалось, что в ситуации сомнений следствия в том, имел ли место суицид или же это было убийство, замаскированное под самоубийство, вопрос о наличии «суицидоопасного состояния» (психического состояния, предрасполагающего к самоубийству), является неправомерным. Универсальным предметом исследования КСППЭ, по их мнению, независимо от обстоятельств уголовного дела, является «психическое состояние лица в пресуициде». При квалификации доведения до самоубийства, по мнению данных авторов, необходимо задавать вопрос и о способности подэкспертного осознавать значение своих действий и руководить ими.

Согласно действующему законодательству, мы можем выделить несколько юридически значимых ситуаций, касающихся ситуаций, связанных с самоубийствами. Они различаются правовыми последствиями, и, соответственно, предметами судебно-психологического экспертного исследования.

Первой такой ситуацией можно считать проверку сообщения о преступлении как одного из элементов порядка рассмотрения сообщения о преступлении (ст. 144 УПК РФ). До введения в действие Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа могли привлекать психолога или психиатра для выяснения вопросов, входящих в их компетенцию, при доследственной проверке лишь в непроцессуальной форме [21]. Современная редакция ч. 1 ст. 144 УПК РФ позволяет на этой стадии назначать посмертную судебную экспертизу. Поводом назначения судебной экспертизы в данном случае является проверка гипотез органов дознания или следствия об убийстве, суициде или несчастном случае. В первом случае возбуждается уголовное дело, во втором – предстоит дополнительная проверка возможного доведения до самоубийства.

Естественно, что для подтверждения предположения о самоубийстве в этой ситуации (так же как при возбужденном уголовном деле по убийству, «замаскированному» под самоубийство) заманчиво получить от экспертов ответ на вопрос о наличии у подэкспертного такого психического состояния, которое предрасполагало бы к самоубийству. На наш взгляд, такой вопрос является некорректным. По мнению ведущих суицидологов [4; 20], между психическим состоянием человека и самоубийством как действием, поступком, существует только вероятностная связь – не существует таких психических состояний, которые неизбежно приводили бы к суициду. В любом кризисном состоянии один человек расположен к аутоагрессии, другой – к внешней агрессии, третий – к поиску конструктивных путей выхода из сложившейся ситуации и т. п. Иными словами, количество вариантов личностного реагирования на конфликтные и фрустрирующие воздействия, даже при наличии суицидальных мыслей и намерений, достаточно большое [16]. Поэтому трудно оценивать какое-либо психическое состояние человека как предрасположение к самоубийству. Д.А. Леонтьев, в частности, отмечает, что депрессия нередко ведет к активизации суицидальных мыслей, но связь депрессии и суицидальных действий не столь однозначна: известны данные, когда применение антидепрессантов приводило, напротив, к активизации суицидальных действий [10].

Следующая причина, по которой мы считаем постановку данного вопроса перед экспертами неправильной, является высоковероятная возможность ошибочного решения органов дознания или следствия о нецелесообразности возбуждения уголовного дела при экспертном решении о предрасполагающем к суициду психическом состоянии подэкспертного. К примеру, в коммунальной квартире проживает человек, страдающий алкоголизмом, который потерял работу, от него ушла супруга, отвернулись дети и другие близкие. У него есть сосед, желающий расширить свою жилплощадь: его семья обеспечена общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее нормы предоставления. Этот сосед осуществляет отравление подэкспертного. На стадии доследственной проверки свидетели показывают, что подэкспертный постоянно был в подавленном состоянии, говорил о потере смысла жизни, неоднократно высказывал суицидальные намерения. Согласно медицинской документации, он находился в состоянии депрессии. В этом случае судебно-экспертная оценка его психического состояния как предрасполагающего к самоубийству может привести к отказу от возбуждения уголовного дела, т. е. к следственной ошибке.

Это важно знать:  Статья 286 УК РФ. Превышение должностных полномочий

Поэтому, с нашей точки зрения, в данной юридически значимой ситуации в компетенцию экспертов – психологов и психиатров входит только вопрос о психическом состоянии подэкспертного лица в период, предшествовавший смерти. Можно формулировать вопрос и о его индивидуально-психологических особенностях. Ответы на эти вопросы имеют важное значение для принятия решения о возбуждении уголовного дела, в то же время не предопределяют вывод органов дознания или следствия о факте самоубийства.

Вторая юридически значимая ситуация определяется доказанностью факта самоубийства и следственными или судебными действиями по поиску доказательств того, что суицид потерпевшего произошел вследствие каких-либо действий обвиняемого (подсудимого). При этом следствие обычно сталкивается с проблемой квалификации статей Уголовного кодекса. Во-первых, это квалификация ст. 110 УК РФ: «Доведение лица до самоубийства путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего». Во-вторых, п. «б» ст. 63 УК РФ: обстоятельством, отягчающим ответственность, признается «наступление тяжких последствий в результате совершения преступления». Как показывает практика, чаще всего объектом экспертного исследования становятся потерпевшие по делам об изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера, совершающие суицид, когда самоубийство потерпевшего оценивается как одно из тяжких последствий преступления. «Тяжесть последствий» является оценочным признаком. Вопрос об отнесении конкретных последствий преступления к категории тяжких решается судом с учетом всех обстоятельств дела. Эти последствия могут выражаться, в частности, в самоубийстве потерпевшего.

И в том, и в другом случае основной целью следствия или суда при квалификации деяний по этим статьям является получение доказательства наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями обвиняемого (изнасилования или таких действий, которые подпадают под определение «угрозы, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства») и фактом самоубийства потерпевшего лица.

Исходя из этого, при назначении СПЭ или КСППЭ имеют значение два вопроса: 1) В каком психическом состоянии находился потерпевший в период, предшествовавший самоубийству? 2) Существует ли причинно-следственная связь между действиями обвиняемого (указать: изнасилование или такие действия, которые квалифицируются как угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства) и возникновением и развитием психического состояния потерпевшего в период, предшествовавший самоубийству?

Ответ на второй вопрос имеет решающее значение для квалификации деяния по ст. 110 УК РФ или определения особо тяжких последствий, наступивших вследствие преступлений против половой неприкосновенности. В то же время установить такую причинно-следственную связь возможно далеко не всегда. Во-первых, из-за недостаточности материалов уголовного дела: например, при импульсивных суицидах аффективного генеза отсутствует подробное описание пресуицидального состояния. Во-вторых, из-за особенностей самого психического состояния: к примеру, при реактивных депрессиях такую связь определить возможно, а при эндогенных – затруднительно; при психозе аутоагрессивные действия могут быть как следствием бредовых переживаний, так и реальной психотравмирующей ситуации, связанной с действиями обвиняемого. Именно поэтому эксперты не могут говорить об отсутствии искомой связи – их ответы должны ограничиваться либо указанием на такую связь, либо мотивированным обоснованием на невозможность ее установления.

Менее удачна формулировка второго вопроса в таком виде: «Каковы причины возникновения этого состояния?», поскольку причин развития пресуицидального состояния может быть много (например, у потерпевшей по делу об изнасиловании, кроме психотравмирующего характера действий обвиняемого, причиной может быть осуждающая позиция родителей, насмешки сверстников и др.), а суд интересует только одна – уголовно значимые действия обвиняемого.

При назначении судебных экспертиз по фактам самоубийства нередко формулируются ошибочные или не входящие в компетенцию психологов и психиатров вопросы [16]. Остановимся только на одном из них.

Как указывалось выше, довольно часто задают вопрос о способности подэкспертного лица в момент самоубийства осознавать значение своих действий или руководить ими. Т.П. Печерникова и Т.Н. Туденева [12] обосновывают необходимость формулирования данного вопроса тем, что принуждение к самоубийству лица, заведомо не способного осознавать значение своих действий и руководить ими, следует расценивать как убийство. Аналогичную позицию разделяют и некоторые юристы, включая в круг лиц, не способных к осознанно-волевой регуляции своих действий, не только лиц с психическими расстройствами, но и несовершеннолетних [1; 13]. Несмотря на такой доктринальный взгляд, в судебной практике он не реализуется: суды всегда квалифицируют в таких случаях деяния по ст. 110 УК РФ [7]. Даже если когда-нибудь судебная практика изменится, вопрос о способности к осознанию и руководству своими действиями необходимо будет конкретизировать в отношении юридически значимых периодов. Одно дело, когда фактически недееспособного человека с выраженной умственной отсталостью или малолетнего ребенка подстрекают сунуть пальцы в розетку, и он погибает от удара током (это возможно расценить как убийство), другое – когда у потерпевшего вследствие систематического унижения человеческого достоинства возникает психоз реактивного генеза, и он в момент совершения самоубийства не может осуществлять осознанную регуляцию своих действий (случай доведения до самоубийства). Не случайно в обсуждаемом в настоящей статье Федеральном законе самоубийство лица или покушение на самоубийство вследствие склонения к совершению самоубийства или содействия совершению самоубийства (в том числе несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) не считается убийством и наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

Третья юридически значимая ситуация возникает вследствие принятия Федерального закона от 7 июня 2017 г. № 120-ФЗ, согласно которому в Уголовный кодекс вводятся новые статьи – 110.1 и 110.2 УК РФ. Уголовно-правовое значение имеет категория деятельность, направленная на побуждение к совершению самоубийства. В отличие от склонения к самоубийству путем «уговора, подкупа, обмана», которые доказываются традиционными для следствия и суда средствами, «содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением информации» (ст. 110.1 УК РФ) и «организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства путем распространения информации о способах совершения самоубийства или призывов к совершению самоубийства» (ст. 110.2 УК РФ) представляются понятиями, требующими применения специальных знаний в психологии и лингвистике. Установление направленности текста (информационного материала) является достаточно разработанным видом комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы (КСПЛЭ) по делам о публичных призывах к осуществлению экстремисткой деятельности (ст. 280 УК РФ), о возбуждении ненависти или вражды, а равно унижении человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ) и некоторых других [5; 9].

Информационный материал можно понимать в широком смысле как текст, содержащий вербальные (словесные) и невербальные, в т. ч. паралингвистические компоненты. Информационный материал включен в обмен информацией между коммуникантами, партнерами по общению, в коммуникативную и социальную деятельность субъектов. С этой точки зрения информационный материал является коммуникативной единицей. Исследованию подлежит заложенное в информационном материале сообщение (его смысл и направленность). Обычно при проведении КСПЛЭ устанавливается значение текста (материала), состоящее из содержания и цели речевого или коммуникативного действия. Лингвистический компонент значения текста – это общепринятый, устойчивый, в той или иной мере отражаемый в словарях и лингвистических описаниях способ понимания языковых средств, которые автор выбрал для выражения своей мысли. Его анализ позволяет установить, что сказано (сообщено) в тексте и какими средствами. В то же время информационный материал всегда имеет свою направленность, цель коммуникативного действия. Направленность сказанного (сообщенного) определяется психологами. Психологический компонент значения выражается через позицию автора (его точку зрения на затрагиваемую проблему, его отношение, установки) и те установки, на формирование которых у адресата направлено сказанное: почему и для чего в тексте что-либо говорится (мотивационно-целевая составляющая). В публичной коммуникации этот компонент точнее всего характеризуется понятием «социально-психологическая на­правленность текста» [9]. В настоящее время в судебной психологической экспертизе сформировалось целое направление исследований информационных материалов, а также продуктов коммуникативной деятельности и тех средств, которые используются в коммуникации – каждое со своими предметом и задачами, решение которых имеет юридическое значение [2] .

Ясно, что создание алгоритма и критериев экспертных оценок данного вида КСПЛЭ – это дело будущего, но уже сегодня можно попытаться определить основные экспертные понятия, подлежащие судебно-экспертному определению.

Вопрос к эксперту может формулироваться разными способами. Первый из них: Направлен ли материал на формирование психологической установки к совершению самоубийства, готовности к лишению себя жизни? Общепринятым в психолого-лингвистической экспертизе стало формулирование вопроса таким образом, что в нем отражаются лингвистические и психологические аспекты тех феноменов, которые в праве именуются определенным образом (например, возбуждение вражды, пропаганда насилия и жестокости и мн. др.). Поэтому второй вариант вопроса: Содержатся ли в материале психологические (психологические и лингвистические) признаки побуждения к совершению самоубийства?

Следует учесть, что статьи 110.1 и 110.2 УК РФ имеют формальный состав, не требуют определения того, будет или не будет влиять информация на адресата, она направлена на неограниченный круг лиц, неопределенную по численности аудиторию, на ее убеждение и демонстрирование позиции и взглядов, содержащихся в этой информации.

Разумеется, это лишь общие наметки дискуссионного характера, авторы привели эти рассуждения, чтобы показать принципиальную возможность проведения КСПЛЭ по возможным делам о склонении к самоубийству и содействии совершению самоубийства.

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, xn—-7sbabhjc3ccc5aggbzfmfi.xn--p1ai, sibac.info, passus.ru, psyjournals.ru.

»

Предыдущая
СтатьиСтатья 1074 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
Следующая
СтатьиСтатья 11.15 КоАП РФ. Повреждение имущества на транспортных средствах общего пользования, грузовых вагонов или иного предназначенного для перевозки и хранения грузов на транспорте оборудования
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector