+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Статья 1209 ГК РФ. Право, подлежащее применению к форме сделки

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к статье 1209 Гражданского Кодекса РФ

1. Российское частное право не предусматривает возможности выбора сторонами договора права, применимого к форме сделки; предписания коммент. ст. являются императивными. Вместе с тем определенную свободу выбора сторонам предоставляет возможность указания в соответствующем документе места его совершения.

В п. 1 сформулировано общее правило о подчинении формы сделки закону места ее совершения — locus regit formam actus, а в п. п. 2 и 3 — специальные нормы применительно к отдельным видам сделок. Следует учитывать, что сделкой является не только заключение договора, но и его изменение, расторжение, а также односторонние сделки, требования к форме которых также определяются по правилам коммент. ст., за некоторыми исключениями. Так, коллизионные нормы в отношении такой односторонней сделки, как завещание (его отмена), содержатся в п. 2 ст. 1224 ГК. Форма таких юридических актов, как отмена доверенности (или отказ от нее), должна определяться в порядке ст. 1217 ГК — по праву страны, где была изначально выдана доверенность.

2. При заключении договора между присутствующими требования к форме следует определять, как правило, по месту их фактического нахождения.

При совершении сделки путем обмена корреспонденцией вопросы формы следует решать применительно к договору в целом (а не отдельно применительно к форме акцепта и оферте). При этом преимущественное значение имеет место, указанное сторонами в договоре (ст. 444 ГК), а при отсутствии такового — место жительства (нахождения) стороны, направившей оферту. Вместе с тем в ряде случаев следует руководствоваться местом осуществления основной деятельности оферента (либо лица, совершившего одностороннюю сделку) либо его фактической дислокации в этот момент.

Данный подход следует использовать для решения вопросов доказывания факта совершения сделки, в случае если подобные вопросы входят в материальный статут соответствующей территории.

4. Альтернативная диспозиция п. 1 ст. 1209 допускает соблюдение менее строгих требований относительно формы сделки одного из поименованных правопорядков (favor negotii): право места совершения сделки либо российское право, если сделка совершена за границей. В целях содействия стабильности гражданского оборота следовало бы использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae). Данный подход закреплен в отдельных двусторонних договорах Российской Федерации с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей) и позволяет избежать сложностей, связанных с выделением вопросов формы из сферы действия права, регламентирующего права и обязанности сторон по сделке.

Российским юридическим лицом для целей п. 2 надо считать коммерческую или некоммерческую организацию, созданную в соответствии с законодательством Российской Федерации и имеющую постоянное местонахождение в России. По вопросу определения личного закона физического лица см. ст. 1195 ГК.

6. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации от 7 октября 2009 г. (одобрена решением Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ) предлагается отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок, как неоправданных в современных условиях и ставящих стороны таких сделок в неравное положение по сравнению с участниками обычных сделок. С реализацией данного предложения п. 2 ст. 1209 будет работать лишь в случаях, когда российское законодательство предусматривает специальные, повышенные требования к форме сделки и последствиям ее несоблюдения (соглашение о неустойке, залоге, коммерческой концессии и т.п.).

7. Для целей п. 3 квалификация имущества как недвижимого должна осуществляться по праву страны, где имущество находится (п. 2 ст. 1205 ГК).

Форма договора о залоге зданий, сооружений, предприятий, земельных участков и других объектов, находящихся на территории Российской Федерации, а также железнодорожного подвижного состава, гражданских воздушных, морских и речных судов, космических объектов, зарегистрированных в Российской Федерации, независимо от места заключения такого договора определяется законодательством Российской Федерации (п. 5 ст. 10 Закона о залоге).

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к Ст. 1209 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи не новы. В Основах гражданского законодательства 1991 г. (ст. 165) содержались аналогичные коллизионные нормы. Правда, в отношении формы внешнеэкономических сделок, заключаемых советскими юридическими лицами и гражданами независимо от места совершения этих сделок, действовала привязка к законодательству Союза ССР.

Подобные коллизионные привязки закреплены во многих международных договорах. В частности, в п. п. «г», «д» ст. 11 Соглашения от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» установлено, что форма сделки определяется по законодательству места ее совершения. Форма сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству места нахождения такого имущества, а форма и срок действия доверенности определяются по законодательству государства, на территории которого выдана доверенность. Статьи 39, 40 Минской конвенции о правовой помощи стран СНГ повторяют данные положения.

2. Комментируемая статья применяется как к односторонним сделкам, так и к договорам независимо от того, указаны они в настоящей главе или нет. В соответствии с принципом свободы договора стороны могут заключить в том числе и непоименованный договор.

3. Основная коллизионная привязка отсылает к праву места совершения сделки. Так, местом совершения сделки в нотариальной форме является место ее удостоверения у нотариуса. Несмотря на то что государственная регистрация не порождает новую форму сделки, требование о государственной регистрации должно также подчиняться праву места ее совершения; для недвижимого имущества это страна нахождения недвижимого имущества, внесения недвижимого имущества в государственный реестр.

Местом совершения сделки определяются и понятие сделки, ее форма, реквизиты, государственная регистрация с учетом других требований к оформлению сделки. Так, в соответствии со п. 1 ст. 160 ГК РФ законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки, что свидетельствует о применении в Российской Федерации к требованиям о печати, бланке сделки требований права места ее совершения.

За рубежом могут быть предусмотрены и другие требования. Так, при рассмотрении вопроса о несоответствии договора, заключенного на территории Российской Федерации, и передаточного распоряжения законодательству острова Мэн арбитражный суд со ссылкой на п. 1 ст. 1209 ГК РФ сделал вывод, что российское право не устанавливает такой специальной формы документа, как «договор за печатью», соответственно специальные требования к порядку заключения таких договоров и последствия заключения договора в такой форме, определенные законодательством острова Мэн, к рассматриваемому договору не применяются .

4. Требования российского права к форме сделок предусмотрены как ст. ст. 158 — 164 ГК РФ, так и другими нормативными правовыми актами. Применительно к отдельным видам сделок в законодательстве могут содержаться иные коллизионные привязки, например в отношении завещания (см. комментарий к ст. 1224 ГК).

Это важно знать:  Статья 10.1 ЗК РФ. Перераспределение полномочий между органами местного самоуправления и органами..

5. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен внешнеэкономическим сделкам, понятие которых в законодательстве отсутствует.

В Федеральном законе от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» дается понятие внешнеэкономической деятельности, под которой понимается внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них).

———————————
Собрание законодательства РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» приводит понятие внешнеторговой деятельности как деятельности по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. В науке выделяют самые разнообразные признаки внешнеэкономической сделки, из которых выводится ее понятие .

———————————
См., например: Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С. 72; Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 1. М.: Спарк, 2002. С. 446; Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 360 — 361; и др.

Обобщая различные точки зрения и обращаясь к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., применяемой к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, целесообразно в качестве двух основных признаков внешнеэкономической сделки выделить:

— ведение участниками сделки предпринимательской деятельности на территории разных государств;

— связь с перемещением имущества (в широком смысле слова) через государственные границы.

Как отмечается в п. 2 ст. 1 Венской конвенции, то обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из их договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.

Было бы целесообразно в законодательстве использовать термин «сделка, осложненная иностранным элементом», охватывающий сделки с участием субъектов предпринимательской деятельности, и выделять ее подвиды, например внешнеторговую сделку, т.е. сделку, связанную с перемещением товара через государственные границы, заключаемую между субъектами предпринимательской деятельности, и другие виды сделок.

6. Требование п. 2 комментируемой статьи корреспондирует п. 3 ст. 162 ГК РФ, в котором установлены последствия несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки. Такая сделка является недействительной. Как отмечается в Концепции развития гражданского законодательства, «данное правило было введено в отечественный правопорядок в условиях государственной монополии внешней торговли и отражало особое отношение государства к внешнеэкономическим сделкам. В настоящее время подобное регулирование является редкостью среди развитых правопорядков. Выделение особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок по сравнению с обычными сделками в современных рыночных условиях ничем не оправданно и ставит стороны внешнеэкономических сделок в неравное положение по сравнению со сторонами обычных сделок». При исключении п. 3 из ст. 162 ГК РФ, как предлагается Концепцией, необходимость в норме п. 2 настоящей статьи в целом отпадет, учитывая, что не всегда однозначно можно определить, является сделка внешнеэкономической или нет.

Формально не утратило силу письмо ЦБ РФ от 15 июля 1996 г. N 300 «О Рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» , содержащее требования к реквизитам внешнеэкономических сделок, призванных обеспечить защиту государственных интересов и интересов российских предприятий при осуществлении внешнеэкономической деятельности, а по существу — основные (не только существенные) условия договоров.

———————————
Вестник Банка России. 1996. N 33.

7. Положения Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. менее жестки к форме сделки по сравнению с российским законодательством. Согласно ст. 11 Конвенции не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

———————————
Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

Учитывая нормы ст. 12 Венской конвенции, Российская Федерация (в 1990 г. — СССР) присоединилась к Конвенции с оговоркой о неприменении ст. 11, т.е. об императивном характере письменной формы сделки. Любое положение ст. ст. 11, 29 или ч. II настоящей Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в Договаривающемся Государстве, сделавшем заявление на основании ст. 96 настоящей Конвенции. Стороны не могут отступать от настоящей статьи или изменять ее действие.

При этом из ст. 13 Конвенции следует, что под «письменной формой» договора понимаются также сообщения по телеграфу и телетайпу. Заключение внешнеэкономического договора посредством передачи документов по факсимильной связи не влечет признания его недействительным в связи с несоблюдением формы договора. Это положение корреспондирует п. 2 ст. 434 ГК РФ, согласно которому договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

8. Согласно п. 3 рассматриваемой статьи форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российскому праву. (Об отнесении имущества к недвижимому см. комментарий к ст. 1205 ГК.) Это положение охватывает и требования к государственной регистрации сделки. Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 ГК РФ и Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

К сделкам, подлежащим государственной регистрации, в отношении недвижимого имущества, находящегося в Российской Федерации, относятся:

— договор об ипотеке — залоге недвижимого имущества (ст. 339 ГК);

— договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры (п. 2 ст. 558 ГК);

— договор продажи предприятия (п. 3 ст. 560 ГК);

— договор дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК);

— договор ренты, объектом которого является недвижимость (ст. 584 ГК);

— договор пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 ГК);

— договор аренды недвижимого имущества, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 609, п. 2 ст. 651 ГК);

— договор аренды предприятия (п. 2 ст. 658 ГК);

— договор доверительного управления недвижимым имуществом (п. 2 ст. 1017 ГК).

Аналогичное требование подлежит применению и к договору участия в долевом строительстве (ст. 17 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» ).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.

Независимо от гражданства и места жительства участников сделки такой договор подлежит регистрации, поскольку объект недвижимого имущества внесен в государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Подобное требование должно быть учтено применительно не только к недвижимости, но и к зарегистрированным в Российской Федерации результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, в частности к договорам коммерческой концессии (п. 2 ст. 1028 ГК); договорам об отчуждении исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, подлежащие государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК); лицензионным и сублицензионным договорам в отношении результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, подлежащих государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК); договорам залога в отношении результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, подлежащих государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК).

45. Право, подлежащее применению к форме сделки.

Если сделка международная внешнеэкономическая, то она связана с правом разных государств и возникает проблема выбора права одного из них, нормы которого будут применены.

Определению права, подлежащего применению к форме сделки, в ст. 1209 Гражданского кодекса РФпосвящены общая и специальная коллизионные нормы. Общая подчиняет форму сделки праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Коллизионный критерий выражается в общей норме для отечественного законодательства. Современная коллизионная норма включена в модель Гражданского кодекса для стран СНГ и в модели Гражданского кодекса ряда государств СНГ, в частности Армении, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана.

Определение права, применимого к форме сделки на основе сочетания закона места ее совершения и иных коллизионных привязок, включает и привязку к закону, регулирующему существо отношений. Это характерно также для ряда современных зарубежных кодификаций международного частного права.

Что касается формы сделок в отношении недвижимого имущества, то здесь применяется право страны, где находится это имущество, а к форме сделок в отношении недвижимого имущества, которое внесено в реестр Российской Федерации, – российское право.

Обязательственный статут– это выбранное сторонами сделки, а при отсутствии такого выбора судом или иным органом право, подлежащее применению к договору.

Обязательственный статут– это также право, подлежащее применению к обязательствам, вытекающим из односторонних сделок и договоров.

Помимо установления обязательственного статута, необходимо установить и сферу его применения. В настоящий момент гражданское законодательство регулирует и этот вопрос.

В ст. 1215 Гражданского кодекса РФпредусмотрены следующие вопросы, относящиеся к обязательственному статуту договора:

1) толкование договора – имеется в виду толкование как юридической природы договора, так и содержащихся в нем условий, т. е. уяснение понятий, которыми оперирует гражданско-правовой договор, равно как и содержание договора в целом, прав и обязанностей субъектов, а в случаях нечеткости или двусмысленности выражений – установления истинных намерений и подлинной воли сторон и т. д.;

Это важно знать:  Архивы Полезные статьи - Страница 45 из 53 - О недвижке.ру

2) права и обязанности сторон договора;

3) исполнение договора;

4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;

5) прекращение договора;

6) последствия недействительности договора. Данный перечень не является исчерпывающим.

Этот перечень включает минимум вопросов, содержащихся в аналогичных статьях законодательства зарубежных стран, является наиболее кратким.

В сферу действия обязательственного статута не входят вопросы, которые определяются личным законом юридического лица, такие как, например, объем правоспособности, организационно-правовая форма юридического лица, требования к наименованию юридического лица и т. д.

46. Личный закон физического лица

Личный закон физического лица– коллизионный принцип, применяемый для выбора права при регулировании правового положения физического лица.

Критерий личного закона «место жительства» – постоянное место жительства. Особое значение имеют правовые основания для нахождения на территории РФ (вид на жительство и т. д.).

Личный закон применяется в отношении различных категорий иностранцев (см. таблицу).

1. Граждане иностранных государств – право страны гражданство

2. Лица без гражданства – право страны места жительства

3. Двойное гражданство: а) РФ и иностранного государства – право РФ

б) двойное гражданство иностранных государств – право место жительства

4. Беженец – право страны предоставившей убежище

Признание физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим.Согласно ГК РФ эти процедуры подчиняются российскому праву.

Установление опеки и попечительствапо ГК РФ производится по личному закону лица. Обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) определяется по личному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем). Отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), определяются по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Однако, когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в РФ, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица.

Права физического лица на имя, его использование и защитурегулируются согласно ГК РФ по личному закону, если иное не предусмотрено ГК или другими законами.

Право физического лица заниматься предпринимательской деятельностью в качестве индивидуального предпринимателявыбирается в зависимости от наиболее тесной связи предпринимательской деятельности с каким-либо государством. На основании ГК РФ компетентный правопорядок определяется как право государства, где физическое лицо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя. Если это правило не может быть применено ввиду отсутствия обязательной регистрации, то применяется право страны основного места осуществления предпринимательской деятельности.

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

СТ 1209 ГК РФ

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к Ст. 1209 Гражданского кодекса РФ

В соответствии с комментируемой статьей определяется право, подлежащее применению к форме сделки. Ранее подобные коллизионные нормы содержались в п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР и ст. 565 ГК РСФСР. Комментируемая статья Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ изложена полностью в новой редакции, о чем подробнее сказано ниже.

Часть 1 п. 1 комментируемой статьи в прежней (первоначальной) редакции устанавливала, что форма сделки подчиняется праву места ее совершения. При этом предусматривалось, что сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Такие же положения до введения в действие части третьей ГК РФ устанавливались частью 1 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР (но в них говорилось о требованиях советского, а не российского права) и частью ст. 565 ГК РСФСР (но в них говорилось о требованиях законодательства Союза ССР и данного Кодекса, а не о требованиях российского права).

В условиях действия данных положений п. 2.6 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечено следующее: в комментируемой статье нашел проявление принцип альтернативного применения права разных стран путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii); в качестве таких правопорядков названы право места совершения сделки и российское право, если сделка совершена за границей; с учетом широко распространенного международного подхода предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae); такой подход уже закреплен в двусторонних договорах России с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей).

Соответственно, в новой редакции ч. 1 п. 1 комментируемой статьи закреплены следующие положения: форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке; однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки; совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

При этом в т.ч. использованы подходы, использованные в следующих коллизионных нормах § 1 и 2 ст. 11 Формальная действительность» Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам («Рим I»):

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в одной стране, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где он был заключен (§ 1);

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в разных странах, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где в момент его заключения находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое обычное место жительства любая из сторон (§ 2).

Часть 2 п. 1 комментируемой статьи распространяет действие правил ч. 1 данного пункта к форме доверенности. Такое же правило содержалось и в ч. 2 п. 1 комментируемой статьи в прежней редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующее регулирование содержалось в следующих положениях п. 3 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность; однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям советского права. Такие же положения содержались в ст. 566.1 ГК РСФСР, но в них вместо понятия «право» использовалось понятие «закон».

В российском праве требования к форме доверенности закреплены в ст. 185.1 «Удостоверение доверенности» части первой ГК РФ (статья введена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ), в соответствии с п. 1 которой доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. Доверенностью согласно п. 1 ст. 185 данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Пункт 2 комментируемой статьи содержал коллизионную норму о форме внешнеэкономической сделки, которой устанавливалось, что форма такой сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Эта норма подлежала применению и в тех случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со ст. 1195 комментируемого раздела является российское право. До введения в действие части третьей ГК РФ такое регулирование устанавливалось в ч. 2 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма внешнеэкономических сделок, совершаемых советскими юридическими лицами и гражданами, независимо от места совершения этих сделок определяется законодательством Союза ССР (это положение содержалось и в ч. 2 ст. 565 ГК РСФСР).

Данная коллизионная норма была призвана обеспечить соблюдение нормы п. 3 ст. 162 части первой ГК РФ, устанавливавшей, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Как говорилось выше (см. коммент. к ст. 1192 Кодекса), указанная сверхимперативная норма п. 3 ст. 162 ГК РФ исключена, в связи с чем отпала необходимость в сохранении изложенной выше нормы п. 2 комментируемой статьи. Такое предложение излагалось в п. 2.7 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации.

Это важно знать:  План закупок по статье 17 закона № 44-ФЗ: образец документа, процедура разработки, утверждения, публикации и внесения изменений

Соответственно, Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в новые редакции ч. 3 п. 1, п. 2 и 3 комментируемой статьи включены коллизионные нормы:

о форме договора с участием потребителя при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 1212 комментируемой главы. Эта норма предоставляет потребителю возможность выбрать право страны места жительства потребителя. В пункте, к которому сделана отсылка, понятие «потребитель» определено как физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (ч. 3 п. 1);

о форме договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, в случае, когда право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы таких договора или сделки. Привязка этой нормы отсылает к праву этой страны (п. 2);

о форме сделки в случае, когда возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в России. Привязка этой нормы отсылает к российскому праву (п. 3).

В российском праве общие положения о государственной регистрации сделок содержатся в ст. 164 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ): в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации (п. 1); сделка, предусматривающая изменение условий зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации (п. 2).

Пункт 4 комментируемой статьи содержит коллизионную норму о форме сделки в отношении недвижимого имущества. Привязка этой нормы отсылает к праву страны, где находится недвижимое имущество, а в случае, если недвижимое имущество внесено в государственный реестр в России, — к российскому праву. Точно такая же коллизионная норма устанавливалась в п. 3 данной статьи в прежней (первоначальной) редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующая норма содержалась в ч. 3 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР, подчиняется советскому праву. Таким же образом в ч. 3 ст. 565 ГК РСФСР устанавливалось, что форма сделок по поводу строений, находящихся в РСФСР, подчиняется законодательству Союза ССР и правилам данного Кодекса.

Право, подлежащее применению к форме сделок

Право, подлежащее применению к форме сделок с иностранным элементом, определяется общей и специальными коллизионными нормами, содержащимися в ст. 1209 ГК РФ.

С учетом опыта национального законодательства ряда стран, а также регламентации данного вопроса в международных соглашениях (Гаагская конвенция 1986 г., Регламент Рим 1 и др.) Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. внесены существенные изменения в редакцию ранее действовавшей нормы ГК РФ.

Согласно основной коллизионной норме п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Действовавшая ранее императивная норма, отсылавшая к праву места совершения сделки, заменена новым правилом, допускающим возможность определять это право самим сторонам (имеются в виду случаи, когда стороны в договоре согласовывают применимое к их отношениям право).

В данной статье содержатся также две альтернативные коллизионные привязки, одна из которых предусматривает, что сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки, а вторая определяет действительность сделок, совершенных за границей, с участием российских лиц. Такая сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены соответствующие требования российского права.

Приведенные выше правила действуют и в отношении формы доверенности.

Из общего правила об определении права, применимого к форме сделки, ст. 1209 ГК РФ содержит три исключения.

Первое касается определения права, применимого к форме договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица. В п. 2 ст. 1209 ГК РФ предусматривается, что если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении форы указанного договора или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договоров или сделки подчиняется праву этой страны.

Второе исключение относится к случаям, когда сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежат обязательной государственной регистрации в Российской Федерации. Форма такой сделки подчиняется российскому праву (п. 3 ст. 1209 ГК РФ).

Третье исключение касается формы сделки в отношении недвижимого имущества, которая подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, – российскому праву (п. 4 ст. 1209 ГК РФ). Данная норма не подвергалась изменениям и полностью соответствует прежней редакции п. 3 ст. 1209 ГК РФ.

Из ст. 1209 ГК РФ исключена действовавшая ранее императивная коллизионная норма (п. 2) о подчинении российскому праву формы внешнеэкономической сделки с участием российских лиц независимо от места ее совершения.

Следует отметить, что в континентальном и англо-американском праве нет императивных требований к форме сделок, в том числе внешнеэкономических, – они могут совершаться и в письменной, и в устной форме (какие-то требования могут устанавливаться только для определенных видов сделок). Сложившаяся практика международной торговли – не предъявлять к форме договора каких-либо формальных требований – нашла отражение и в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (ст. 11). Для государств, законодательство которых устанавливает письменную форму для договоров внешнеторговой купли-продажи, Конвенция предусматривает возможность исключения из содержащихся в ней общих правил о форме сделки. Статья 96 Конвенции предоставляет государствам право сделать оговорку о неприменении ими устной формы при совершении договора международной купли-продажи, а ст. 12 указывает на то, что предусмотренные Конвенцией положения о письменной форме договора купли-продажи не применяются, если хотя бы одна из сторон имеет коммерческое предприятие в Договаривающемся государстве, сделавшем заявление на основании ст. 96 Конвенции.

Представляет интерес решение вопроса об определении права, применимого к форме договора, в Регламенте ЕС № 593/2008 «О праве, применимом к контрактным обязательствам» от 17 июня 2008 г. (Рим I). Согласно п. 1 ст. 11 Регламента в тех случаях, когда представители сторон в момент заключения контракта находятся в одной и той же стране, договор считается заключенным в надлежащей форме, если в отношении его оформления соблюдены требования права, применимого к существу самого договора (определяется Регламентом), или требования права страны, где был заключен данный договор.

Если же представители сторон в момент заключения договора находились в разных странах, п. 2 ст. 11 Регламента предусматривает несколько вариантов признания такого договора оформленным надлежащим образом: когда его форма соответствует требованиям, предусмотренным правом, регулирующим существо самого договора, правом страны, где в момент заключения договора находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое место жительства любая из сторон.

В сфере международной торговли все более широкое применение получают электронные средства связи. Интернет, электронная торговля являются новой формой ведения деловых и торговых отношений. При использовании электронных средств связи возникает ряд проблем, касающихся, в частности, действительности документов в электронной форме, аутентичности подписей на них и др.

Правовым аспектам использования электронных средств связи в сфере торговой деятельности посвящены разработанные ЮНСИТРАЛ Типовой закон об электронной торговле 1996 г. и Типовой закон об электронных подписях 2001 г. Эти акты одобрены Генеральной Ассамблеей ООН в качестве рекомендаций государствам для принятия соответствующих законов. Под эгидой ООН была также разработана Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 23 ноября 2005 г.

В Европейском Союзе приняты Директивы об электронных подписях 1999 г. и Директивы об электронной коммерции 2004 г. Первые определяют основы для признания юридической действительности электронных подписей, вторые устанавливают общие принципы развития электронной торговли.

Положения ГК РФ, определяющие требования к письменной форме сделок (п. 2 ст. 160), допускают использование при совершении сделки электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Порядок и условия использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых она признается равнозначной собственноручной подписи в документах на бумажных носителях, установлены Федеральным законом от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи». Основной целью закона является обеспечение правовых условий использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых она признается равнозначной собственноручной подписи в документах на бумажном носителе (ст. 1).

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, stgkrf.ru, studfiles.net, grazhkod.ru, studme.org.

»

Предыдущая
СтатьиСтатья 1200 ГК РФ. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим
Следующая
СтатьиСтатья 123.4 КАС РФ. Основания для возвращения заявления о вынесении судебного приказа или отказа в его принятии
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector